2 Окт, 2012

Черная полоса - белая! Ловушка для удачи. Депрессия без правил (комплект из 3 книг) Анжела Харитонов

У нас вы можете скачать книгу Черная полоса - белая! Ловушка для удачи. Депрессия без правил (комплект из 3 книг) Анжела Харитонов в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Будьте здоровы Бенедикт Камбербэтч стал Памела Андерсон полностью излечилась командором ордена Британской от гепатита С, которым страдала империи. Награду звезда сериала на протяжении последних 15 лет. В сентябре этого года эффектная пришел Василий Ливанов. Я слюнявые дочь Валерии.

Это ее или ваша инициатива? До 15 лет Аня и не стремилась. Ка- залось бы, сферы, далекие от творчества. Но с недав- них пор начал брать он- Досье Валерия Перфилова Родилась: Российская академия музыки имени Гнесиных.

Анна 22 года , Артемий 21 год , Арсений 17 лет. Если вам трудно угадать, где мама, где дочь, подсказываем: Аня слева в образе Валерии справа. И не знаю теперь, ка- го занимаются рэп-музы- кую выберет профессию. В ы решили петь. Да потому что поняла: Но останутся другие общего. Прости- ется скрыть эмоции. Но многое дочка де- меня несдержанной. Ее музыкальная нусь, думала, перерасту. Для себя решила так: Театральный институт кренне удивлялся он.

Не на до Но когда доходило до рас- имени Бориса Щукина. Но, ставаний, легко говори- Прим. Иногда, глядя девочки тает. Они шаб - лонами мыслят, жизнь когда не говорила что-ни- будь типа: Все нюансы чувст- вует только родная мать. Когда твердят, что нет посюсюкался бы с ней Не по- на людей, думаешь: И уж извини, го человека на земле. Объясняла, что по- не досталось. Но это ной фотосессии д л я обложки собственного достоинст- дит. Уж точ- гиным, отцом троих детей шли общий язык? Мне не нра- ношения в этом браке пе- шлось.

Не помню подобных мы- выражать свое мнение, ге. Может, он про- слей. За не- все мое детство сидела дома, не оправдание. Сын насупил- нималось бы иначе. Она умела укрощать права не имеешь. Штамп ма месяц сидит дома. Хочет- даже не воспринимаю его буйный нрав родителя. Н о прин - ко мудрости. Никто на чужих ошиб- ках не учится. Нас та- 29 ноября, Лара Фабиан, сийская зима действи- певица, гражданка Бельгии тельно сурова.

Мама назвала в марте го, на ули- меня в честь героини ро- це было минус Имя Ла- согревает в любые хо- ра и судьба персонажа это- лода. А мороз, кстати, го произведения близки.

Но разгадать ее, шинство понравилось, на мой взгляд, невозмож- но еще ни разу не готови- но. Чтобы прочувствовать ла их дома. В России у меня есть пре- красный друг Игорь Крутой. Я не испытала культур- Познакомились в го- ного шока, когда впервые ду, когда давала концерты в году приехала в Рос- в Театре оперетты в Мо- сию. Возможно, для этого скве. Игорь показал не- нужно пожить в стране сколько композиций, ко- какое-то время, а не по- торые сильно впечатлили.

Но кое-что меня уди- вместе исполнили эти про- вило. Например, в Европе изведения на следующем люди постоянно улыбают- моем концерте в Москве. В России Во время совместной ра- это происходит реже. Поз- боты встречались пос- же мне помогли понять, тоянно, часто созвани- что здесь просто не приня- вались.

Сейчас видимся то это делать в адрес пер- реже: Кстати, в этом альбоме Чт о к ас ае т с я в а ш и х будут две песни, которые мужчин — они благород- мы написали вместе с Иго- ные, мужественные. Потому что со школы Матеуш.

В вашей столице все ев- Мне выдали заячий тулуп, ропейское, но на русский лисью шубу, форму, треу- лад. И до сих пор многое голку и 20 борзых в прида- удивляет. Когда узнал, чу и оставили в степи в со- что могут отключать го- рокаградусный мороз. Вот рячую воду, сначала по- тогда-то в душе что-то пе- думал, это шутка. До сих ревернулось — я влюбился пор не понимаю, как на до- в Россию. На первый взгляд В году на машине до- ются пробки иногда даже тут в ходу.

Если упала многое кажется необыч- ехал из Варшавы до Мага- в 2 часа ночи. И поража- вилка со стола, значит, ным и даже странным, дана и обратно. Сейчас есть ет, как люди способны ждать женщину в го- но проходит время, и начи- огромное желание напи- здесь работать по 15 часов сти. Признаюсь, я влюб- наешь привыкать. А если сать книгу. В Москву при- в день и при этом не уны- лен в Россию. Конечно, добавить русское чувство езжал много раз, но до сих вать.

А еще на- познать русскую душу не- юмора, все сразу встанет пор здесь еще и половины чал обращать внимание возможно, но попытаться на места. Это удивительно красивая — моя и необъяснимо. Одно- Виктор Ан, поэтому удалось быстро делает Нари. Иногда по- временно и большого го- шестикратный олимпийский у вас освоиться. Здесь, на спортивных ви, и в здоровье. Наверное, Корея, сейчас россиянин: Узкая душа просто два раза был в Санкт-Пе- Для меня самая красивая тому мое любимое место не выдержит столь ради- тербурге, где проходи- и любимая — жена Нари.

Тут живу мен в настроении. И уедет что знал о стране в целом. Главными качествами и работаю. Представлял как холод- женщин считаю мягкость ный край с высокорослы- характера, понимание, А в Москве нравится ста- Что меня больше всего шо- ми людьми. Хорошо, рый Арбат, центр города кировало в России?

Пожа- когда супруга становится стал весьма красив и при- луй, количество майонеза. На деле оказалось про- верным другом, поддер- способлен для пеших про- Я вегетарианец, а придер- ще: Уверен, что внутрен- гулок, но гулять, правда, живаться такой системы не такие суровые, и народ няя красота человека отра- получается редко. Глав- питания в Москве не всег- обычный.

Никакого куль- жается и на его внешности. Думаю, за четыре года русского языка. Он непро- на Гриш ина , самая краси- второстепенно. В бытовом пла- родилась в России, так Люди в России и в Корее да.

Люблю вкусно поесть, не пока хватает, в команде что сильный аргумент похожи и… в то же время обычно выбираю мясо, общаюсь с ребятами по- в пользу исключительно- разные. Но вот гостепри- картошку, курицу. Но буду и дальше сти ваших девушек есть, имство, несомненно, наша не готовлю, меня полно- учиться, учиться и учить- безусловно. А вот зима общая черта. Возможно, стью устраивает, как это ся! Это не плохо Хотя многое здесь шокирует. Но французы ворчливы, брюзгливы, или хорошо, а по-другому. И еще Иногда, когда мой лоб мерзнет Помню забавный случай во время им недостает русской лиричности.

Выдалось Что меня удивляет, нет, не так — ждет, а здесь, в России, каждый Как так? В самых В Москве, конечно, крутится много Однако выяснилось, что попасть разных, в том числе и очень Роберт Де Ниро, денег, некоторые в погоне за ними туда не так просто: Она такая большая, любой может без проблем поплавать жителей это ощущение душевности Всегда отлично проводил в России что если бы смерть лично зашла в бассейне. Понимаю, что в России особенно сильно. Хотел, в ее бесконечные пространства, это делается из соображений и знакомым, которые никогда чтобы и дети мои увидели культуру, то запуталась бы и никогда безопасности, и в этом, конечно, не были в России, советую скорее отличную от нашей, словно другой не вышла бы отсюда.

И как осуществить этот симбиоз? Смотришь, вроде бы Женя, Женя… И вдруг проглядывает Иван, которого все давно ждем! На фото рядом с великим князем и княжной митрополит Московский Петр Зайченко.

Софию играет он надел кафтан с доспехами и вошел престола, ставшая женой мо- актриса М ария А ндреева. Среди героев в кадр, сомнений не осталось.

Действие па римский Владас Багдонас , Марфа ный парень. В роли великого князя сериала разворачивается в конце Посадница Л идия Байрашевская , ми- он абсолютно органичен. Ради обра- XV века, примерно с года, ког- трополит Московский Петр Зайченко , за отрастил бороду и волосы.

Роль что они у него в фильме не наклад- принцессе и заключил тем самым Ивана III исполнил один из самых ные, а свои. Тогда Кремль был не привычного красного цвета, а светлого. Иван III и княжна София знакомят новорожденную дочь с народом. Но основную часть создавали своими силами. На фото — съемочный павильон на ВДНХ.

В наш приезд на площадке снима- ны И рины Л еоновой появился на свет ется сцена: Так мов, мальчик из театральной семьи, Наумова. У Жени Цыгано- был только один съемочный день.

Сергей Джевахашвили Карету великого князя — Когда снимали битву готовят к выезду. Женя вовсю скакал по лесам и полям. За месяц группа уже побывала в Великом Новгороде, в Калужской области тут работали над батальными сценами с ордынцами на реке Угре и в Праге. Далее еще экспедиция в Астрахань, там уже строят декорации Сарай-Бату столицы Золотой Орды для хана Ахмата и ордынской части фильма. Она больше, чем любовь 20 23—29 ноября Мать — Марсия, агент по кастингу, год.

С подругой Эрин Дарк. Но фильм в первую — Вы же большой поклонник Булгакова. Читали очередь не про монстров, он про мужскую дружбу. Как выясняется, для Дэниела это понятие не пустой звук. Знаю, на что вы наме- И каете. Дверь номера от- фантастичны, что дух захватывает. Правда, гово- Гарри Поттера. Хотя через 20—30 лет такие — Нет. Возможно, они нужда- те про агента ФБР, который пресле- альностью. Но никогда они не будут конкурировать. Рядом со мной есть такой человек.

Буду только рад, если кто- мался все это время. Кстати, кто, го- — Если писатель, то… — Интересно, на что вы готовы ради дружбы? Ну, назвали они меня так. Именно она рулит распознал. Поэтому, наверное, никто этим миром.

Сейчас который не знал, кто такие друзья, снимает кино. Нет, ко для себя. Эти ребята знали меня, когда зданию монстра. Есть близкий Максим Чижиков ему на помощь. Но и кроме него зать: Кто назвал меня миллионером? Мушкетеры вставали перед Юнгвальд-Хилькевичем на колени досье Родился: Ташкентский архитектурный к экрану зрителей любых возрастов. Одессы, Москвы, Вильнюса, Парижа. Последний раз мы обща- ром должна была Дочь Наталья Семья: Он го- участвовать Ни- Нина, 18 лет, дочь Наталья от первого брака , утрату.

Кро- шан папиными картинами. Мы пого- нейшую костюмирован- корации, костюмы, писал материальные варивали, что надо было ную картину на крайне картины и стихи. У его на- ценности останутся бы написать продолжение.

До по- тюрмортов имелись поку- у надиры Папа же великолепный следних дней он оставался патели, например с Кипра. Прославил интересным, ироничным Олег Чамин, поклонник ся всем, что происходит, многих актеров и даже пев- и веселым собеседником. Как ругали — говорит дочка Георгия приносил букеты, которые — продолжает Наталья.

А сейчас их 24 23—29 ноября Конечно, ак- му не прилипало ничего терам от него доставалось, плохого. Из-за врожденно- но папа их любил. Недавно го благородства я звал Хи- домой приходили Михаил Бо- ла князем.

Никому не да- ярский и Валентин Смирнитский, вал спуска, но не злился, встали на колени и сказа- а жалел недостойных лю- ли: Единственная оказался в опале, пото- тема, которую договори- му что настаивал, чтобы лись не обсуждать, а просто главную роль играл Влади- принять, что Надира и Ни- мир Высоцкий.

Последние лет тридцать Надира, молодая женщина, Хил вообще не имел вред- посвятила ему свою жизнь ных привычек, жена Нади- третья супруга была мо- ра сумела его остановить. Нине всего 18 лет, ливых, одаренных дочек. Как-то приложил руку студию МХАТ. Мы друж- моей жены к своему сер- ны и относимся друг к другу дцу: Сейчас оста- кардиостимулятор бьется? Бу- Режиссер ушел из жизни ду думать, что папа просто от острой сердечной недо- уехал, а мысленно всегда статочности.

Он как сценограф и художник по костюмам Счастливый муж, поставил несколько спек- гордый отец таклей в моем Музыкаль- — Хил так называли ном театре национального Ю н г в а л ь д -Х и л ь к е в и - искусства. И оставил мил- ча товарищи — светлый лион задумок. В послед- и хороший друг, — говорит ние дни присылал по почте режиссер, композитор, му- эскизы.

Успел нарисовать зыкант Владимир Назаров. Если ругался, боты Хила с нами навсегда. Ведущая рубрики — певица И никогда не угадаешь, откуда прилетит новая проблема: Хотите спросить ее совета захочет жену помоложе или сын слишком быстро повзрослеет. Инга Федорова, 40 лет, жу. Постоянно критикует и говорит, Если бежать в тренажерный зал менеджер что не соответствую его статусу. Он биз- и по косметологам, то исключитель- — Дорогая Инга, не дать детям со- несмен, стал им не так давно. Раньше все но из любви к себе.

Не знаю, какими вы надобилась модель, чтобы перед партнерами де- я счастливая мать двоих детей, у ме- с мужем были в его возрасте, монстрировать. Я вообще-то не урод. Немного ня есть муж. Еще вивается, и нынешних подростков бенка. Но не толстая и не страшная. Со- уже давно не интересуют пестики при росте см. Главное — не порти- и тычинки. Они знакомы с анатоми- клуб и по косметологам, иначе найдет молодую.

А мне не по себе. Разве должна делать это только и компьютер. Думайте только о себе Сделать с этим ничего нельзя, так потому, что он вдруг решил, что ему нужна жена любимой. Мальчик должен понимать, домохозяйка в школе. Сложность ситуации навер- ломают дров.

Ведь они часто остаются наедине роне, но если у вас случится семей- няка в том, что вы зависите от него в комнате. Боимся, что накануне ЕГЭ и посту- ная жизнь, дальше снимайте комна- материально.

Я объясняла страхи сыну, пыталась с ним — так скажите сыну. Думаю, после ние себе. Увы, многие женщины счи- деликатно поговорить. Он клянется, что никакой такого разговора сразу поймет: Но пока, судя по всему, ся, если у него дети. Денется, и еще говорились с девочкой не доводить пока до ин- ваш мальчик ведет себя весьма раз- как.

Поскольку уже взял за осно- тимной близости. Свежо предание, да верится умно. Но вы вершить ошибки? Виктор Балабас 26 23—29 ноября Юлия Снигирь совершенно права: Рассказы Юлии о ролях, мужчин — лень тонкостях работы интересны, а рассуждения о мужчинах или о содержимом косметички никому не нужны.

E Смотришь, и будто частички жизни cли бы не получилось пробиться в танце- — Надо оставаться влюбленными. От любви наступает эмоциональная то примерная школьница, любящая дочка, Наталия, 42 года усталость. Влюбленность же дает красивая женщина, дивная актриса, игру — А я и не пытался пробивать- ощущение, что ты на пороге любви. Просто делал то, что нравилось, Татьяна Елисеева, 66 лет и приучал платить за это деньги. Мог Танцуют ли ваши дети? Но в тан- А как умна, ведь не стесняться возраста цевальные школы не ходит.

Импро- может только мудрая женщина. Считаю, Сидите ли вы на диетах? Ирина Брякина, 30 лет Софья, 30 лет — Никогда. Раньше и так много дви- Какие мужские привычки вам присущи? Не раз пользовалась му-то совсем не хочется. Удивительно, Ваша жена — двоюродная сестра Николая Циска- рой мы просим убежища от работы звезда и правда помогает в решении ридзе.

Дружите ли вы семьями? Правда, некоторые пыта- семейных проблем! Зоя Краснова, 33 года ются и там устанавливать правила, Екатерина Знамова, 29 лет, — Ника очень близка c Цискарид- но это ошибка. Надо быстрее выки- тренер зе.

Но семьями не дружим, потому дывать белый флаг. И тогда после что у Коли ее пока нет. Раньше его исполнения небольших трудовых по- ждем писем семьей была наша. Теперь он перее- винностей тебя отпустят почитать хал в Питер, и его семья — это Вага- детям или поваляться у телевизора.

PersonaStars во время учебы. Глава компании Выготский накануне Тем временем, Машу вызывают решающего судебного заседания на новое происшествие — возле по долговым обязательствам железнодорожной насыпи неожиданно находит выход обнаружено тело молодого из бедственного положения.

В мусорном баке обнаружен труп музыканта Льва Поплавского. Его жена просит ногти. Юрий Кроме того, Валуев никак не может перебивается с одной временной привыкнуть к бесконечным работы на другую.

С большим трудом им школе. Детективный сериал удается примириться. Георгиевна и Катя провожают ее. На вокзале Юрий неожиданно Из Брянска приезжает ученый об убийстве двух водителей- Ольга и Лео предлагают Валуеву встречает свою старую знакомую, и рассказывает сельчанам дальнобойщиков попробовать себя в новом амплуа. По его словам, и ограблении фуры со следами Светлану. Она возвращается за метеорит можно получить наркотиков.

Не только Новый сезон. Прошло полгода отставным военным. Валуев узнает, что Светлана — тот начинают поиски камня. Полиция ищет исполнителя Бывший военный, а теперь директор самый преподаватель английского, серии заказных убийств. Лео и Катя драмтеатр. Перед этим сестру, о которой давно мечтала.

В столице сумму для возвращения долга. Вероника вызывает неотложку, девушка пропадает, как и ее Сивый и Зубов выясняют, Валуев все больше задумывается Наталья Георгиевна звонит Ольге, сестра.

Зубов начинает поиски что тот на вокзале играл в карты о своем нынешнем положении. Он тайно от всех читает книги в больницу. Елена Подкаминская теперь завидная невеста!

Александр Пля- Долгое время их считали цевой 16 ноября идеальной парой. Прокурором Центрального округа противоречащий закону приказ заведующей детским садом был опротестован. В настоящее время по результатам рассмотрения акта прокурорского реагирования приказ об отчислении отменен, ребенок восстановлен в числе воспитанников дошкольного образовательного учреждения.

Очень серьезный подход ко всему. Все должно быть серьезно и строго. Вот, например, детский сад. Потому что дети - наше будущее. И дети, и родители должны относиться к детскому саду со всей ответственностью.

В детский сад нужно ходить регулярно, каждый день. Пропусков не должно быть. Ну, разве что иногда, изредка, из-за какой-нибудь страшной болезни.

Поболел ребенок страшной болезнью пару деньков - и снова в детский сад. А если болезнь не страшная, то и вовсе на нее не надо обращать внимания, а надо ходить в детский сад. Потому что детский сад - это образовательное учреждение. То есть это практически как школа или институт, потому что тут происходит образование. Это для ребенка фактически работа, пусть ребенок приучается ходить на работу каждый день и работать. Это ему пригодится в школе, в армии, в вузе, на производстве.

А если не ходить каждый день в детский сад, ребенок еще, чего доброго, вырастет изнеженным, мечтательным, не приспособленным к коллективу. Этого допустить никак нельзя. Вот мы в детском саду в сентябре клеили коробочки, а Петя не клеил, потому что болел, и Петя теперь не умеет клеить коробочки. А на прошлой неделе вся группа рисовала самолетики, цветными карандашами, и еще училась точить цветные карандаши при помощи точилки, а Петя все это пропустил, и как он теперь будет, как он во взрослую жизнь пойдет, не умеючи даже заточить карандаш?

В общем, непосещаемость детского сада - это непорядок. Ну и что, что болел, надо как-то этот вопрос решать, если ребенок болезненный, надо обратиться к специалистам, они назначат лечение, профилактические меры, закаливание, может быть. Если ребенок болезненный, то надо сделать его неболезненным, а иначе какой из него нормальный член общества получится, из болезненного-то, если он даже в детский сад нормально ходить не может.

А где нарушение - там наказание. Нельзя нарушение оставлять безнаказанным, тем более такое серьезное нарушение, как непосещение детского сада. Надо ребенку, маленькому гражданину, дать понятие об ответственности. А то ведь пойдет по скользкой дорожке, сначала непосещение детского сада, потом курить начнет, наркотики употреблять, свяжется с криминальными элементами, грабить, убивать станет, а все из-за того, что в детстве не привили чувства ответственности за свои поступки.

Поэтому мальчик Петя за нерегулярное посещение детского сада наказывается исключением из рядов воспитанников дошкольного образовательного учреждения. И пусть это будет ему уроком на всю оставшуюся жизнь.

Суд Карагинского района Корякского автономного округа осудил на семь лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима жителя поселка Оссора, который убил женщину. Ссора между мужчиной и женщиной произошла во время распития спиртных напитков из-за того, что молодой человек отказался от предложения дамы жить вместе.

Хозяйка напала на парня с ножом и поранила ему руку. Молодой человек, разозлившись, легко обезоружил даму и несколько раз ударил ее ножом сначала в спину, потом в шею. От полученных ранений женщина скончалась. Преступник завернул тело в ковер и вынес в сарай. Помочь избавиться от трупа он попросил своего соседа. Вместе они начали копать могилу, но не успели до рассвета и бросили тело в сарае. Милиционеры раскрыли преступление по горячим следам. Об убийстве им сообщил сосед, помогавший избавиться от тела.

Какая мелодраматическая история, однако. Прямо готовый сценарий для сериала средней руки. Мелодраматизм, собственно, в том, что не он на нее напал, а она на него. Любовь, страсть - с одной стороны. Небольшое приятное приключение - с другой. Мечты о семье, планы. Грезы о каменной стене. И нежелание быть каменной стеной. Да ты чего, Людка, ты что, серьезно, что ли, ну ты даешь, обалдела что ли совсем, делать мне больше нечего, только с тобой жить, ты еще скажи жениться, умора, вообще, давай-ка выпей, хорош мне тут всякую ерунду пороть.

Ах ты сволочь такая, попользовался и слинять собрался, скотина, я тебе, гад, слиняю, все вы, мужики, такие, все мужики сволочи, все бабы дуры и так далее, крики, удары ножом… Две согбенные фигуры с лопатами в ночи. Тяжело копать родную корякскую землю, навечно застывшую мерзлоту. И в финале - покаянный надрыв соседа, раздирание на себе одежд, все, начальник, не могу больше, не могу в себе носить, пиши, начальник, все расскажу. Кино, да и только. И вот из-за всех этих киношных страстей погиб человек.

Не только из-за страстей, конечно, а еще из-за вечной бескрайней водки и от всего того, что вокруг, от того, что такая вот жизнь. Начальник общего отдела администрации Терского района Мурманской области был уличен во внесении ложных сведений в табели учета рабочего времени главы администрации района. По словам представителя Управления по борьбе с экономическими преступлениями УВД области, эти действия нанесли ущерб казне района на 70 тысяч рублей. Как удалось выяснить оперативникам, начальник отдела в то время, пока руководителя не было на месте, указывал в табеле данные о том, что глава района работает, и, следовательно, должен получить деньги за свой труд.

Но в ходе проверки документации эту подделку удалось выявить. Нелепая, абсурдная ситуация - подчиненный контролирует начальника. Клерк средней руки, фактически всего-навсего заведующий канцелярией, должен контролировать самого главу администрации. Следить за шефом, не опоздал ли он, не смотался ли с работы раньше времени.

Вести табель со всей строгостью. А потом глава администрации обнаруживает, что его зарплата сильно уменьшилась. А это вы, Николай Степанович, положенное рабочее время не отработали. Вот, смотрите, у меня все записано.

Вот, пятого числа на работу пришли не в девять, а в двенадцать. А восемнадцатого числа вы на работе вообще отсутствовали, в область ездили, а командировочного предписания-то не оформили, да, получается - прогул, а двадцать второго с работы ушли аж в час тридцать, а у нас рабочий день-то до шести, а двадцать восьмого опять опоздали на полтора часа, вот и набежало у вас отсутствий, Николай Степенович, вы уж не обессудьте, все по правилам.

Такой способ взаимоотношений между начальником канцелярии и главой администрации не приснится даже в самом причудливом сне. Понятно, что табель оформляется автоматом, что глава района ни перед кем из подчиненных не отчитывается, почему он пришел позже или ушел раньше, почему и куда он уехал и так далее. Такие уж у нас в России управленческие традиции, и это, в общем, довольно логично. И все довольны, и, по правде сказать, никакого особого вреда от такой системы нет.

Но под районного главу, судя по всему, копнули. И виноват, конечно же, оказался подчиненный, можно сказать, стрелочник. У сильного всегда бессильный виноват. Паны подрались, а чуб затрещал у скромного столоначальника. Памятник Ленину - таким экзотическим трофеем поживились воры в Калязинском районе Тверской области.

Попытки украсть памятник вождю мирового пролетариата, который был установлен в селе Нерль, в парке, предпринимались не раз. Последний раз памятник пытались утащить в прошлом году. Но тогда, видимо, что-то или кто-то вспугнул злоумышленников. На этот раз дело было доведено до конца, и памятник бесследно исчез. По словам управляющего делами администрации Калязинского района Александра Соколова, памятник этот был старый, ветхий, никто не поддерживал его состояние в должном порядке.

Скорее всего, памятник снял кто-то из местных, чтобы потом сдать украденное в цветмет. Пока виновные не найдены. Маленькие Ленины стоят по всей России. Ленины районного, поселкового, сельского масштаба. В отличие от Лениных областных или столичных, эти микро-Ленины очень трогательны. Часто они принимают нелепые позы. Бывает, что толком непонятно, Ленин ли это, или, может быть, просто какой-то неизвестный дядька.

Они стоят на маленьких площадях у поселковых администраций. Или в таких же маленьких сквериках, опять-таки, рядом с поселковыми администрациями. Бывает, что у подножий маленьких Лениных лежат засохшие букетики цветов.

У поселковых Лениных обычно вытянута одна из рук. Она показывает на здание поселковой администрации. Или в противоположную сторону. Лениных красят краской-серебрянкой, она быстро облезает, и Ленины снова становятся облезлыми. На головы и плечи Лениных испражняются небесные птицы. Даже как-то немного жалко этого украденного Ленина. Теперь маленького Ленина расплавят, Ленин станет жидким, а потом из полученного металла сделают что-нибудь народно-хозяйственное. А так стоял бы себе и стоял, трогательный и нелепый.

С другой стороны, и вреда никакого особенного нет. Все-таки это не то, что открутить рельс действующей железной дороги. Кстати, примерно в эти же дни в Тобольске Тюменской области ночью неизвестные злоумышленники отпилили руку у медного памятника Ивану-Дураку. Все-таки охотники за металлом - люди с выдумкой. Мемуары архангельского крестьянина Яковлева - образец народного бытописания.

Впрочем, изображенная в такой манере жизнь архангельской деревушки отнюдь не выглядит тусклой. Там, как нигде, узор жизни ярок. Там время не спешит вперед, но движется вразвалку - и никогда не летит стрелой. Пьют чай строго по воскресеньям. Полный текст воспоминаний, написанных в году, находится в Черевковском филиале Красноборского историко-мемориального и художественного музея Архангельской области.

Фрагмент любезно предоставлен для публикации историком В. Наше село расположено на левом берегу реки Северной Двины по течению на север в Белое море, в км от г. Котласа и в км от столицы Северного края г.

Еще исстари наше село считалось самым богатым хлебом из всех сел, расположенных по берегам реки Северной Двины до г. Основное занятие крестьян - землепашество. Скотоводство и кустарное производство были развиты слабо. В центре села находились две церкви. Культурно-просветительных учреждений в селе не было.

Большинство крестьян было неграмотно или малограмотно и очень религиозно. Церковная служба при наличии трех попов и трех дьяконов, псаломщика и церковного старосты производилась ежедневно и попами посменно: В праздники престольные и двунадесятые в церкви и на рынке скоплялось очень много людей, одни стояли в церкви за обедней, а большинство находилось на рынке, где мелкие торговцы продавали из ларьков и с земли разные мелкие товары.

Ряд торговцев торговал с возов завезенными из Котласа товарами: Торговали на рынке цветными прясницами, швейками, веретнами и другими изделиями для тканья холста. Кисель кусочками покупатель ел специально сделанной продавцом деревянной вилкой.

А ниже деревянной Успенской церкви крестьянки торговали из балаганов, обтянутых холщовыми пологами, горячими оладьями, выпекаемыми из белой муки на льняном масле на сковородах, подтапливаемых щепками, в специальных глиняных корчагах. Способ такого угощения киселем и оладьями в базарные воскресные дни Великого поста заведен был еще исстари и существовал на рынке села до года. В Масленицу, за неделю перед заговеньем и Великим постом, а также в летние праздники крестьянки угощали людей жареным мясом - бараниной, телятиной, выпекаемыми булочками, калачами и белым хлебом из покупной белой муки.

Особо многолюдны были престольные праздники: Троицын и Ильин дни, а также Петров день, в который перед сенокосом на рынке нанимались няньки-девочки из бедных многодетных семей, казаки и казачихи взрослые для сельскохозяйственных работ в более зажиточные хозяйства на срок до Покрова, то есть до 14 октября нового стиля, а иногда и до Николы. Деревня, в которой я родился в году, находится на взгорке, в одной версте от села Черевкова, одним концом с юго-запада, а другим примыкает к тракту, идущему от Котласа на Архангельск.

Улочка настолько узка, что при встречах лошади с телегой с другой, тоже в упряжке, приходилось или дожидаться проезда встречной на изгибах, или спешить на перекресток улицы, идущей из другой близлежащей деревни.

Неудобства узких улиц для проезда объяснялись тем, что крестьяне дорожили каждым клочком пахотной земли, которой по наделам было очень мало. Позади деревни стояло в разных местах шесть бань и четыре овина. В деревне мало кто делился, хозяйства, за исключением трех, были многосемейными в и более человек с преобладающим числом ребятишек. У семи хозяйств было по лошади, по коровы, некоторые хозяйства откармливали на продажу быков, телок и держали по овец.

Свиней и кур не держали. Все жители деревни занимались личным хозяйством. Имеющие лошадей зимой возили из лесу дрова, жерди, лес для своих нужд, а летом пахали, удобряли свои наделы земли, а большесемейные с наличием свободных рабочих рук после сева яровых культур раскорчевывали из-под пня в Согре распашки, или глава таких семей отпускал своих сыновей в Архангельск на заработки до Ильина дня 20 июля , то есть до наступления сенокоса.

Постройки в деревне все были ветхие, за исключением одного дома-пятистенка и двухэтажного дома на середине деревни, принадлежавшего лесному объездчику по прозвищу Ромаха, который держал всю деревню как в тисках.

Бревна возили из лесу украдкой, хозяева всю жизнь строили или ремонтировали свои дома, да так и не достраивали, так как при скоплении семьи была страсть на большой дом, как для жилья, так и для удобства скоту с большой поветью для хранения сена.

Нижний этаж в две просторных избы с глинобитной печью-пекаркой, с полатями для спанья, лавицами, полицами и грядками, с маленькими окнами с подслеповатыми рамами-четырехлистками, закрываемыми снаружи на ночь деревянными ставнями - кое-как, с трудом доделывали и жили.

А вот второй, верхний, этаж в большинстве своем пустовал, выглядел слепым или кривым, то есть одна изба горница отделывалась, окосячивались окна и вставлялись рамы, а у второй даже не вырезали проемы для окон.

Жители деревни были все очень трудолюбивы, религиозны, малограмотны или совсем неграмотные, особенно женщины, у которых зимой и летом всегда было много всякой работы, особенно по обработке льна, пряжи и тканью домашнего холста на одежду семьи.

Лучшими участками первого грунта пользовались более крепкие семейные хозяйства, державшие рогатый скот, лошадей, имевшие лишние рабочие руки и лучше удобрявшие землю. Передел и поравнение земельных участков в обществе по постановлению сельского схода всех домохозяев проводился через лет. Вследствие чего прибылые едоки в хозяйствах несколько лет надела не имели, а выбывшие умершие пользовались землей до передела. При переделе земли каждый хозяин, имевший излишки, стремился удержать за собой лучшие участки полосы , отдавал похуже в разных полях, отрезая от своих полос хозяйствам, получающим наделы на прибылых едоков.

Передел земли не проходил без драк и мордобоя, заправилами были крикуны, имевшие излишки земли, а получающая землю в большинстве своем многодетная беднота была довольна и тем, что получила землю, хотя и в разных полях, и небольшими клочками. Пахали землю деревянными сохами едомками с одним ральником лемехом , набитым на вытесанную корневую березовую корягу.

Боронили землю бороной с деревянными зубьями, скрепленными в решетке свитой березовой вицей. В году появились более удобные для пашни, легкие вятские сохи со стальным лемехом и резцом для разреза жнивья и деревянные бороны с железными зубьями. У зажиточных хозяев появились дрожки на железном ходу, выездные тарантасы с расписными задками, а для зимних поездок в праздники - вятские кошевки со стальными подполозками.

Корпус кошевок окрашивался в большинстве темно-коричневой краской, а спинка разрисовывалась разными цветами или вместо них верх обивался цветной материей.

Для перевозки грузов в зимнее время использовались сани-розвальни с изогнутыми по бокам отводами. В весеннее и летнее время для перевозок у крестьян были в основном дрожки на четырех колесах и телеги на двух деревянных осях. Обмолачивали хлеб деревянными молотилами и горбатыми кичигами, а хлеб в снопах сушили в овинах, зажигая костер дров под овином с наложенными в него снопами. Родился я в большой семье крестьянина-середняка. У родителей был единственным сыном, и поскольку общая наша семья была большая, с трехлетнего возраста больше жил у дедушки и бабушки родителей матери в деревне Астафьевской, по прозвищу Шашовы, что ниже нашей деревни по тракту в двух верстах.

У дедушки и бабушки семья была небольшая: У дедушки дом стоял у самого тракта, хотя большой, в четыре избы, и ветхий, но жить в нем зимой и летом было хорошо. Дом был на два хозяйства. В правом, восточном, боку жил дедушка с семьей, а в левом - его дядя мой крестный с хозяйкой. Дедушка свою половину дома содержал в порядке, ремонтировал, а его дядя ничего не делал, так что его половина дома выглядела убого.

Четыре жителя деревни жили на крепостной - частновладельческой - земле, в том числе и мой дедушка пользовался четвертой частью земли и сенокоса, подаренной ему как примаку и внуку по наследству своим дедушкой, у которого он с малых лет воспитывался. Дедушка держал хорошую лошадь, две коровы да пару овец. Земля, которую он обрабатывал своим трудом, вся была рядом с деревней, но убирать урожай хлеба и сена не хватало своих рабочих рук, приходилось отдавать сжинать часть посевов хлеба за хлеб, а скос травы и уборку сена за одну третью часть сена.

В зимнее время, когда я начинал скучать о родителях, то моя тетя сестра матери садила меня на санки и тащила домой, а как наступала весна, разливалась река Северная Двина, и водой затопляло весь луг шириной километров, я уже опять жил у дедушки и бабушки, так как у них жить в это время было очень красиво и весело: У дедушки была небольшая лодка, и я любил целые дни ездить в ней в огороженном телятнике вплоть до полного спада воды. Так я жил весной и летом у дедушки до семилетнего возраста, пока не умер мой отец.

Отец умер перед Рождеством в году, когда я гостил у дедушки. Вспоминаю, утром, когда я еще лежал на печке, приходит бабушка, которая ходила по делам к нам в деревню к матери, и шепотом говорит чтобы не разбудить меня своей дочери моей тете , что скончался Иван Ильич. Тетя заплакала, я услыхал и разбудился, потом бабушка сказала мне, что умер отец, и поедем завтра хоронить.

На что я ответил: Вечер того же дня дедушка запряг лошадей, и мы втроем поехали к нам в деревню, а бабушка до утра осталась дома поправлять дела по хозяйству. Дома отец уже лежал в переднем углу в гробу, и я его не признал. Мать плакала, держа на руках полуторагодовалую сестру Наташу. Приехали на похороны все сестры отца с мужьями и родственниками. В избе было полно народу, душно от ладана и свечей. Я сразу же забрался на печку и там уснул. Узнал, что два дня назад отец был здоров, сортировал хлеб у богача Пирогова, носил мешки в склад, потный напился холодной воды, заболел животом, получилось воспаление желудка, не стал принимать пищи.

Приходил фельдшер, помочь ничем не мог. Отец, помучившись двое суток, умер в возрасте 29 лет. В день похорон был крепкий мороз, поехали хоронить в тулупах. В церкви, куда занесли гроб отца, находилось еще два гроба с умершими и было много народа. Отпевали отца после обедни в правой, Ильинской, церкви священник Харлампий, дьякон Замараев и псаломщик, кум моей матери, Обнорский. Хоронили отца при колокольном звоне в могилу, вырытую на северо-западном углу, недалеко от алтаря Троицкой церкви.

Все время нахождения гроба отца в церкви, отпевания и выноса из церкви, вплоть до закрытия крышки гроба над могилой, я был спокоен, думая, что так вести себя и надо, да и не плакал, как мать и другие родственники, когда прощался перед спусканием гроба в могилу.

Но когда гроб спустили на веревках в могилу, зазвонили на колокольне во все колокола, священник с дьяконом и псаломщиком пошли в церковь, гроб стали зарывать землей, тогда лишь я понял, что отца больше мне никогда не видать, и принялся реветь, сколько было мочи, до окончания похорон, и ни мать, ни дедушка с бабушкой не могли меня успокоить до самого приезда домой.

Вот и все то, что осталось у меня в памяти об отце. После смерти отца я часто навещал дедушку и бабушку, а весной и летом стал помогать дедушке в работе: Иногда бегал купаться в речушку Лудонгу и в кедровый сад дяди Федора Фермяка есть ягоды, и за кедровыми шишками с орехами. Домой в деревню к Горбачатам прибегал только по просьбе матери.

Наша семья состояла из дедушки - отца моего отца, прабабушки его матери , дяди - брата отца, трех детей, взрослой сестры отца, да нас троих: Семья была трудолюбивая, большой и малый - каждый знал свое дело, и руководил всеми делами дедушка. Еще при жизни отца семья вместе с двумя хозяйствами соседей обрабатывала на паях из третьей части урожая частновладельческую землю богача Пирогова в деревне Протодьяконовской в количестве 14 десятин.

У этого же богача косили и убирали сено из трети на его ближних луговых пожнях, огораживали стога своей изгородью, а осенью сено из стогов возили на лошадях на берег Северной Двины для погрузки его в баржу, где ставился закупаемый рогатый скот на мясо, отправляемый в г. У Пирогова около дома в селе был построен большой склад для хранения зерна и разных товаров.

В одном переднем растворе в воскресные дни продавались разные хозяйственные товары: Торговал этими товарами специальный продавец, а в помощь ему хозяин поставил моего дядю брата отца , которому платил по 50 копеек за каждый проработанный воскресный день. Наша семья жила скупо. Продукты и одежда были свои. Да и покупать было не на что. Даже чай с сахаром пили очень редко, но, как только дядя стал работать в магазине, вечером принесет фунт калачей или фунт пильного сахара, а потом заработал и купил ведерный тульский самовар.

Чай стали пить каждое воскресенье. На обратном пути он привез в Черевково возвращавшегося из Петербурга земляка И. Зиновьева, которого ранее совершенно не знал. Братан Василий своей семье и нам с матерью сообщил, что в пути домой Зиновьев ему сообщил, что в Петербурге революция, большевики, рабочие и солдаты свергли царя Николая, вся власть перешла в руки народа, но у власти стал меньшевик Керенский.

Узнав про новости, я быстро оделся и поспешил пораньше в церковь к заутрене. Находясь в церкви, я никому ничего не сказал, а сам все время думал и ожидал, что же такое сегодня будет. Окончилась заутреня, и я сразу же с частью выходящего из церкви народа выбежал на базарную площадь, где скоплялся народ и мелкими торговцами и кустарями устраивались балаганы для торговли, но ничего особенного не увидал.

Рынок был как всегда. Звонил большой колокол, призывая прихожан к обедне. Недалеко от поворота дороги, против ручья Петра-иерея на дороге показался урядник с женой, идущий к обедне. Как вдруг с улицы, где находится каменный дом Пирогова, навстречу уряднику вышел мужчина в черном пальто с воротником, серой шапке, с красным бантом на груди.

Преградив дорогу уряднику, остановил его, быстро сорвал с плеч золоченые погоны, кокарду с папахи, отобрал у него висевшую сбоку шашку, вынул ее из ножен, через колено переломил надвое и забросил обломки через ограду в ручей, а ножны взял себе. Жена урядника упала кому-то на руки в истерике, сам же урядник не проявил никакого сопротивления, лишь посмотрел по сторонам, покачав головой, потом, взяв жену под руку, поспешил восвояси.

Через некоторое время пришли на рынок стражники Усачев и Прибышин, которые, вероятно, еще не знали историю по разоружению урядника. Но когда подошедший к Усачеву человек, а это был И. Зиновьев, сказал ему что-то, то Усачев сам сорвал с себя погоны, кокарду, отстегнул кобуру с наганом сбоку и передал в руки Зиновьеву.

А другой стражник, испугавшись, вздумал бежать по Едомскому тракту, но, запутавшись в длинной шубе с болтавшейся сбоку шашкой, упал. Тут уже под хохот публики его и разоружила сама публика. За обедней в церкви народу было значительно меньше, чем за заутреней, так как мужчины молодого возраста все остались на улице, где состоялся митинг и выступал с речью Зиновьев и еще кто-то из политических административно высланных.

Когда обедня окончилась, и прихожане стали подходить к кресту, а на клиросе хор пел многолетие царю, его семье, министрам, синоду, митрополиту и епископам, в это время в церкви появился Зиновьев в шапке и крикнул попу и певчим на клиросе, что царя и его приспешников нет, многолетие в будущем надо петь Временному правительству и воинству его.

Потом Зиновьев стал к амвону, где находился поп с крестом и кропилом, и обратился к землякам с краткой речью о происшедших переменах в управлении государством и революции в Петрограде. После услышанных новостей все прихожане вышли из церкви на улицу, толкуя между собой, а в церкви остался один гроб с покойником и его близкие, да священник с дьяконом для отпевания.

Шла еще Отечественная война, начавшаяся в году, много односельчан было на фронте. Дома остались старики, женщины-солдатки, старухи и ребятишки. Трудно было обрабатывать землю, убирать сено и все дела делать вручную: Основная работа легла на плечи женщин. Где-то уже с начала войны сидел в окопах в Августовских лесах мой дядя А. Зноев, его товарищи-односельчане В.

Как писал жене дядя, они, сидя в окопах уже почти два года, не сделали по немцу ни одного выстрела, винтовки со штыком есть, а патронов по две штуки на солдата, только зря их морозят и не отпускают домой. С начала войны в ближних к нам деревнях жили немцы, высланные на вольное поселение из Поволжья, в большинстве своем богачи, с которыми приехали и их жены. Большинство немцев были специалисты, вырезали из дерева или фанеры разные безделушки, варили населению из сахарного песка душистый постный сахар и разноцветные леденцы.

Другие от безделья ходили удить рыбу, готовили разные юмористические сценки, сочиняли анекдоты на злободневные темы и в воскресенья ставили спектакли с цирковыми номерами, приспособив своими силами для представлений поветь большого скотного двора в деревне Протодьяконовской, на которые сходилось много народа. Бывали праздники, когда спектакли ставились по два раза в день. Еще под осень года, когда мне исполнилось 10 лет, и я учился во втором классе, по Двинскому тракту с Котласа на Архангельск по обочине дороги рыли ямы и ставили высокие столбы, а потом подвешивали провода для телеграфа, то это дело всем было на удивление.

Старики и неграмотные старухи говорили, что так всю землю опутают проволокой, жить людям будет тесно и опасно, будет, мол, светопреставление, и на землю придет Антихрист, это якобы писано в Священном Писании, поэтому надо каяться и больше молиться Богу.

Нам, подросткам-школьникам, было интересно знать и видеть, как это все делается, и мы почти каждый день по возвращении из школы домой, сбросив сумку с плеч, с куском хлеба с солью бежали смотреть, как рабочие, поднимаясь на когтях на высокие столбы, навешивают толстую проволоку. А я думал, что как вырасту большой, обязательно буду работать на дороге, заработаю денег, оденусь сам, куплю на пальто и на платья сестре и матери.

Однажды, находясь на рыбалке со своим сверстником и соседом Ваней по прозвищу Кокич, узнал от него, что он накануне был в селе и видел около чайной незнакомого редкозубого черного мужика, который говорил мужикам, что ремонтирует Двинской тракт, роет по обе стороны дороги канавы и строит маленькие и большие мосты, но рабочих мало, и приглашает на работу всех желающих.

Платит за работу хорошо, как поденно, так и сдельно. Мы еще немного поудили, а потом я сказал: Смотав наскоро удочки, пошли домой, условившись, что, посоветовавшись с матерями, встретимся на деревне и пойдем в село искать человека и наниматься.

Моя мать, было, возражала, а потом согласилась, предупредив, что отпускает работать только до сенокоса. Выбежав на улицу, я встретил Ваню, и мы побежали в село, где сразу нашли десятника дороги в чайной. Он сидел за столом и пил чай с калачами. Он спросил нас, что, мол, надо, ребята, а Ваня сразу же выпалил: Десятник рассмеялся, спросив, сколько нам лет, записал фамилии в книжку, потом разломил калач и дал нам по половине, сказав, чтобы мы с острыми лопатами утром следующего дня к 8 часам приходили на дорогу к Мышинскому ручью в версте выше села, захватив с собой продуктов на весь день.

Обрадованные, мы пошли домой. Проходя мимо каменной церкви, над дверями большого пироговского склада, что против церкви, на другой стороне базарной площади увидели длинный лозунг на красной материи, на котором белыми буквами было написано: Что это означало, мы еще не понимали. Кое у кого спрашивали, уж не кончилась ли война, или какой праздник? Встречные люди ничего сказать не могли. Но около магазеи встретили на крылечке постояльца нашей соседки Федосьи, который сидел и курил.

Мы подсели к нему, как знакомому по рыбалке, и спросили про плакат. Он улыбнулся, а потом тихо сказал: Но ничего, ребята, поживем немного, сами увидим: Вы, ребята, оба школьники, учитесь хорошо, больше читайте книг, заходите ко мне вечерами посидеть и почитать, что дам вам, и тогда что-нибудь да поймете.

О красном плакате, вывешенном в селе, скоро узнали бабы-солдатки и старухи. Тут у них и пошли суды-пересуды, оханья и слезы. Одни говорили, что войне конца не будет, ни один солдат, живой или калеченный, домой не вернется, а другие - что скоро наступит светопреставление, жизни на земле не будет, и придет Антихрист, а третьи шепотом передавали собеседницам, что царя Николая свергли какие-то большаки большевики , сделали Временное правительство и на место царя посадили какого-то Керенского.

Ничего хорошего не жди, надо каяться во всех грехах и молиться Богу, может, этот Керенский - Антихрист и есть. Солдатки, старики и старухи потекли ежедневно в церковь, а через несколько дней одна солдатка из деревни Шевелево Зиновьева А.

Солдаты в окопах все спали, а когда он некоторых разбудил, и все стали усердно молиться, знамение постепенно исчезло. Солдат велел жене и всем родственникам усердно молиться Богу, чаще ходить в церковь.

По его мнению, знамение означало скорую победу, окончание войны и возвращение солдат домой. Узнав про это письмо, солдатки с помощью церковного старосты Антона Алсуфьева организовали сбор денег на покупку иконы Богородицы, подыскали с помощью старосты человека, который бы съездил в Великий Устюг или во Владимир к иконописцам и заказал икону согласно полученному письму от солдата.

Через месяц золотистая икона Богородицы с сияющим в небе позади нее крестом и молящимися на земле коленопреклоненными солдатами пришла на пароходе на Черевковскую пристань.

Встречать ее на пристань при звоне церковных колоколов приехал весь церковный причт с церковным хором, в котором ввиду праздника, Ильина дня, находился и я. Икону с пристани, завернутую в белое покрывало от пыли и яркого солнца, посменно несли солдатки до самой церкви…. Десятником на дороге я проработал почти до конца августа, а с Семенова дня 1 сентября старого стиля я поступил учиться в открывшееся в селе высшее начальное училище. У меня было три товарища, с которыми я по пути возвращался домой.

В нашу группу еще входил и дружил с нами сын земского начальника Отто Зилинг. Однажды в начале ноября года, возвращаясь домой из школы с Алешей Лапиным и Пашей Кобылиным, мы вздумали покататься на тонком льду озера Катище, как вдруг прибегает к нам запыхавшийся, взволнованный Отто и говорит, что отец получил из Сольвычегодской земской управы письмо, в котором сообщено, что Временное правительство Керенского свергнуто.

В Петрограде революция, власть перешла в руки рабочих заводов, солдат и большевиков во главе с Лениным, и провозглашена Советская власть. Все фабрики и заводы перешли в руки народа. Изгнаны из своих домов помещики, фабриканты и купцы. Так что война с немцами скоро закончится, и все солдаты вернутся домой. Это сообщение нас взволновало, и мы сразу же пошли домой, погруженные каждый в свои думы. О революции в Петрограде на второй день в училище сообщили кое-кому сын местного дьякона Жданова и сын торговца Гусева, родители которых, вероятно, еще заранее знали из газет о переменах, происходящих в России, но пока, до поры до времени, никому не говорили.

По окончании войны и интервенции на Севере вернувшиеся домой солдаты из более обеспеченных семей возили лес из леса, покупали купеческий лес, заготовленный в Устюге и приплавленный в затон Толоконка.

Стали строить новые дома. Поднималась и культурная жизнь. В селе открыли клуб, часто учителя ставили спектакли. По деревням ходили люди, выявляли неграмотных и малограмотных, создавали кружки и по пять-шесть человек неграмотных учили вечерами грамоте. К новому году все работы с отделкой были закончены и работники рассчитаны.

Работа в райисполкоме у меня была легкая, и я еще немного прирабатывал в налоговой части на выписке налоговых листов плательщикам, составлении сводок и приему налогов в воскресные дни. В феврале месяце подыскал поблизости себе невесту, хотя с ней много не дружил, а встречался лишь с ней дома, когда заходил к ее брату, моему сверстнику, чтобы вместе с ним идти куда-либо на игрище или вечеринку.

Узнал в разговоре с братом, что к сестре приезжали свататься из Ляхова женихи, и результат сватовства отложен до следующего воскресенья из-за недоговоренности в требуемой женихом сумме приданого с невесты. Встретив сестру друга на одной вечерке, где она была приглашена в гости, договорился с ней проводить ее до дома.

Дорогой узнав, что все сказанное мне ее братом правда, чтобы невесту не отпустить выйти замуж далеко от родного дома, предложил ей выйти замуж за меня. Невеста после некоторых размышлений и колебаний приняла мое предложение, за что я ее искренне поблагодарил и, расставаясь с ней у ворот ее дома, первый раз ее поцеловал. О своих думах и выборе невесты по душе я на следующий вечер поделился с матерью и сестрой, и они одобрили мой выбор.

За три дня до приезда вторично Ляховского жениха я пригласил в сваты соседа И. Спиридонова, и пошли к невесте сватом. Было уже поздно, и хозяева только что всей семьей легли спать. Сват постучался в крылечные двери, в крыльце открыли двери, в квартире появился свет, сват ушел, а я остался на улице.

Сват сообщил хозяевам о цели своего позднего прихода, и после того, как отец и мать согласились принять жениха, вышел на крыльцо и позвал меня войти в комнату. Войдя в таковую, я увидел, что вся семья была дома, только не видно было среди нее старшей дочери - моей невесты.

Когда нас пригласили за стол пить чай, и хозяин налил по рюмке водки, то сват сказал, что пить не будет, покуда не покажут и не посадят за стол рядом со мной невесту. Хозяйка сказала, что у них три невесты - которая из них?

Сват сказал, что старшую. Оказалось, что невеста крепко спала с сестрами на полатях и как мы вошли в квартиру и о чем говорили - ничего не слышала. А когда мать ее разбудила, и она увидела меня и свата за столом, все поняла, быстро соскочила с полатей, открыла дверь и убежала, чтобы одеться, в холодную верхнюю комнату. Когда все выпили по стакану чаю и по рюмке водки, начался наш разговор и сватовство. Отец невесты спросил у свата о сумме приданого с невесты, а сват, будучи уже под хмельком, не согласовав вопроса со мной, запросил рублей, от чего я даже содрогнулся.

Хозяин сразу подал половину требуемой суммы, сказав, что жених ближний, одинокий, семья небольшая, выстроил новый дом, и меня хорошо знает только с хорошей стороны и будет доволен отдать дочь за меня, чем отдавать ее куда-то далеко в незнакомую семью. После этого мы со сватом вышли в коридор посоветоваться. Я поругал свата за необдуманный им запрос большого приданого и велел скинуть рублей.

Сват сказал, что невеста как жениху, так и ему понравилась, и он уступает рублей, только надо спросить согласия на брак со мной у невесты. Отец, подумав, прибавил приданого 50 рублей, сказав при этом, что дает ту же сумму, что и предыдущему жениху, и что больше прибавить не может, так как в случае свадьбы расходов будет еще много и кое-что еще нужно приобрести невесте. Я сидел рядом с невестой, просил сказать, что нужно ей приобрести мне до свадьбы.

И чтобы она при всех присутствующих дала свое согласие о выходе за меня замуж. В разговорах не заметили, когда брат запряг лошадь в пошевни, прямо по сугробам съездил за моей матерью и привез на сватовство, наскоро одевшуюся. Когда мать села с нами за стол и узнала о результатах сватовства, то сказала, что с этой невестой рада вместо денег взять сена, соломы, хлеба, которых с постройкой у нашего хозяйства мало.

После слов матери я сказал, что пусть приданым невесты будут не деньги рублей, обещанные хозяином, а натура, которая нам нужна, переведенная в цену. Хлеба у нас нет, даже сварить пива к свадьбе никак, корма скоту мало, у самого тоже одежды нет, а предстоит еще стройка скотного двора, а у вас все это в хозяйстве есть. Мою просьбу родители согласились удовлетворить полностью.

На этом наш торг о приданом окончился. Сват и мать попросили, чтобы родители показали приданое невесты одежду, обувь, белье и т. Попив вторично чаю и водки, мы пригласили родителей придти назавтра в дом жениха и посмотреть житья, а вечером обусловились сделать богомолье. А утром 12 февраля брат невесты свозил меня с невестой в сельсовет, где и был зарегистрирован наш брак. Будучи комсомольцем и являясь служащим райисполкома, я по договоренности со своей невестой настоял на том, чтобы свадьба была без попа и венчания в церкви, как это было еще принято в то время в народе.

Время до свадьбы для меня и невесты было самое радостное и веселое во всей жизни в молодые годы, и оно не должно быть забыто нами. Татьяна Сергеевна Франк, в девичестве Барцева, родилась в Москве в году, в дворянской семье. Отец ее, в свое время народник, служил в Петербурге, затем стал директором пароходного общества в Саратове, где Татьяна Сергеевна провела свое детство.

Там она закончила гимназию, потом переехала в Петербург, но в году все учебные заведения были закрыты, и девятнадцатилетнюю общественницу отец отправил учиться за границу - подальше от революции. Но именно в Париже она и познакомилась с настоящими анархистами и бундовцами, которые пытались использовать наивную и пылкую дворянку для переправки нелегальной литературы. Благоразумие ее все-таки победило и спасло от полицейских неприятностей.

Зимой года на легендарных Стоюнинских курсах в Петербурге где читало лекции 80 процентов столичной профессуры она познакомилась со своим будущим мужем, философом Семеном Людвиговичем Франком.

Увлечение идеями, миром культуры и делами мужа заменили Татьяне Барцевой любые университеты - она стала преданной спутницей мыслителя. О своей жизни она рассказала в году, в интервью, записанном в Лондоне, когда Семена Франка уже не было в живых. О Татьяне Сергеевне в то время преданно заботились трое детей - Виктор литературный критик, переводчик , Василий журналист и Наталия.

Общество довольно пестрое, но я хотел бы обратить ваше внимание вот на что: У вас есть что-нибудь более приличное, чем эта форма? Кстати, среди друзей мисс Янсен я заметил одного молодого человека. Я никогда не жаловался на память и потому сразу вспомнил, кого он мне напоминает. Помните скандал с колонией Итиль, решившей отделиться от султаната? Именно привел, потому что само движение было быстрым, но одновременно плавным.

Он как бы перетек из одного положения в другое. Ахмет-Гирей объявлен в розыск на подвластных султанату планетах, и за вознаграждение его могут выкрасть даже с Хлайба. Охотников за головами там, как я понимаю, хватает. Думаю, как только ляжем на курс, надо будет воспользоваться приглашением. А мне до смерти надоели низкоклассные рейсовики. Я попросил Шиманека заказать билеты на что-нибудь приличное и… вот мы здесь.

Обед начался, как и положено, с аперитива: Впрочем, Карен, которой, как уже понял Сандерс, надо было родиться мужчиной, тоже предпочла водку. Капитан представил гостям первого помощника, штурмана и главного механика, после чего все приступили к трапезе. Стюарды были вышколены, еда отменная, и если бы не легкомысленный треп, который вели мисс Янсен и ее гости, что вызывало досаду на лице капитана Мерсерона, обед можно было бы считать удавшимся. Полубой, к удивлению Сандерса, ловко орудовал ножом и вилкой и даже помог Норе очистить таирского омара.

Он обошелся без щипчиков — просто ловко разломал в пальцах панцирь, вызвав аплодисменты Карен и молчаливое одобрение капитана, и положил омара на тарелку девушки. Эльжбет продолжала льнуть к своему кавалеру, Карл и Юджин вполголоса обсуждали предстоящие развлечения на Хлайбе, Ахмет-Гирей ел мало: С огорчением Сандерс увидел, что его взгляд то и дело обращается к Анжеле Янсен. Впрочем, Карен все больше вызывала интерес Дика.

Она, судя по всему, исповедовала то же самое в отношении мужчин, что и Дик в отношении женщин — главное, чтобы связь не была в тягость никому из партнеров. Он уже несколько раз поймал на себе оценивающий взгляд Карен и переключил внимание на нее. За кофе, когда он раскурил сигару, Карен вынула сигареты и вопросительно посмотрела на него. Сандерс поднес ей зажигалку. Как понял Сандерс, чтобы завязать разговор. Я уверен, что даже при минимальных усилиях, а наша экспедиция носит в основном ознакомительный характер, мы преподнесем научному миру сенсацию и подготовим почву для более детального изучения….

Хлайб не место наслоения одной цивилизации на другую, Ричард… вы ведь позволите вас так называть? Во всяком случае, не в том смысле, который вы вкладываете в эти слова. Хлайб — это наслоение помоек нескольких цивилизаций. Туда сбрасывали мусор, сливали нечистоты и все то, что не хотели держать на материнской планете.

Здесь обломки неудачных конструкций и непроверенных машин, остатки экспериментов, которые могли отрицательно повлиять на население. Вы представляете, на что вы можете наткнуться? Этот взгляд может означать только одно, или все его женщины ему приснились. Мистер Сандерс, вы говорили, что нам надо обсудить план экспедиции.

Русский топал, не оглядываясь, и Сандерс почувствовал себя учеником, которого ведут к директору школы. Ну сказал бы, что подойду попозже! Он ускорил шаги, чтобы догнать его. Эта женщина, если судить по ее словам о Хлайбе, не так проста, как кажется. Он же не учит этого дуболома, как устанавливать на корпусе противодесантные мины, хотя тоже умеет это делать…. Спустя пару минут и очередной поворот коридора Сандерс, слегка приведя свои нервы в порядок, спросил ледяным тоном: Можете считать, что вы меня напугали рассказом о возможных осложнениях.

Но можете не беспокоиться, нас сопровождает фрегат. Но у меня приказ, и я хочу убрать даже малейшие причины, которые помешают его выполнить.

Внезапно Дик увидел, что русский улыбается. Зрелище было не для слабонервных — так мог бы улыбаться шлем на скафандре высшей защиты. Офицеры на мостике встретили их с недоумением, но приветливо.

Каждый занимался своим делом, корабль шел по курсу, и всей работы у дежурной смены было следить за показаниями приборов. А к визитам пассажиров здесь привыкли. На яхте часто возили лиц, которым невозможно было отказать в удовлетворении любопытства, несмотря на все флотские традиции и корабельные уставы. Полубой подошел ко второму помощнику, который был старшим из офицеров, и вполголоса принялся расспрашивать его о яхте. Причем, к удивлению Сандерса, делал он это настолько умело, что все выглядело, как если бы туповатый студент обратился за разъяснением к своему научному руководителю.

Второй помощник, молодой человек лет двадцати трех, в щегольски сидящей белой форме, почувствовал себя старым космическим волком и залился соловьем. Выбирая выражения попроще, он бесхитростно выложил все тактико-технические данные корабля, явно гордясь, показал пульт управления защитой и вооружением.

Полубой с глуповатым видом кивал и ахал, пока второй помощник, ведя его под руку, выбалтывал все секреты корабля. Сандерс только диву давался, насколько мичману удалось прикинуться штатской крысой — даже костюм висел на нем мешком, словно под ним были не перекачанные мышцы профессионала, а заплывшая салом туша кабинетного червя.

Полубой стукался обо все углы, смахивал нечаянным движением бумаги, один раз чуть не уселся на пульт управления стартовыми двигателями, и когда он, наконец, стал благодарить помощника за лекцию, по лицам команды Сандерс понял, что все вздохнут с облегчением, когда он покинет рубку. На прощание Полубой долго жал офицеру руку, заглядывал в глаза и робко осведомлялся, не угрожают ли кораблю метеориты, кометы, астероиды и прочие небесные тела.

Снисходительно улыбаясь, помощник уверил его, что никакой опасности нет и быть не может, пока он на борту. А кораблик и впрямь ничего. Риталусы встретили их на пороге каюты, и Сандерс впервые подумал, что в присутствии этих тварей есть смысл — лучших сторожей и придумать было нельзя.

Полубой завалился на койку и через несколько минут спокойно засопел. Дик тоже прилег, перебирая в уме варианты сближения с Карен. Пожалуй, можно и форсировать события, решил он. Дамочка, похоже, не привыкла коротать время в одиночестве, и если Сандерс будет тянуть резину, запросто упорхнет к одному из своих спутников.

Вроде бы Карл и Юджин больше смотрят друг на друга, чем на девушек, но лучше все же поторопиться…. Полубой обрушился в воду, как оторвавшаяся от скалы глыба гранита. Нора, парившая над гладью бассейна на гравишезлонге, взвизгнула, когда брызги каскадом обрушились на нее. Сандерс покачался на трамплине, дожидаясь, пока лежавшая на песчаном пляжике Карен обратит на него внимание, оттолкнулся и, сделав сальто с полуоборотом, без брызг вошел в воду.

Бассейн был невелик — двадцать метров в диаметре, но небольшие размеры скрадывались искусной стилизацией под крохотную лагуну. Голограмма окружала его тропическим морем, в солнечном ярко-синем небе парили перистые облака, о рифы у входа в лагуну бился пенный прибой. Океан был небывало лазурного цвета. Такого яркого оттенка Сандерс не наблюдал даже на Ривьере.

Вода и впрямь была слишком теплая. Он поплыл к берегу и вылез на пляж возле Карен. Она была в узком бикини и соломенной шляпе с огромными полями. Может, перестать следить за собой, отрастить брюшко? В самом деле, ученая степень предполагает солидность, дородность, величавость. Он похож на бульдозер. Что в физическом плане, что в моральном. Сандерсу показалось, что изначально Карен хотелось дать мичману более, скажем так, энергичную характеристику.

Полубой в который раз проплыл вдоль бассейна, тараня воду с уверенностью кашалота. Брызги летели веером, пенная дорожка стлалась за ним по воде, как за идущей на взлет летающей лодкой.

Возмущенная Нора подгребла к берегу и, подхватив полотенце, направилась в душевую, демонстрируя всем окружающим, как она раздражена, взбешена, сердита и… так далее. В конце концов, мы взрослые люди, и не знаю, как вы, а чего хочу от вас я, должно быть понятно.

Только одни умеют это скрывать, а другие идут напролом и чаще всего остаются ни с чем. И поговорить можно, и удовольствие получить. Эльжбет никак не оторвется от Паоло. По-моему, они из каюты вылезают, только чтобы поесть. Карл и Юджин… вы уже поняли, что этим ребятам никто, кроме них самих, не нужен. Ну, может, еще заряд адреналина. Его они найдут на Хлайбе. А мисс Янсен со своим ненаглядным Ахмет-Гиреем на обзорной палубе.

Интересно, она знает, что у него уже четыре жены? Хотя если Анжи предпочитает золотую клетку… Как-никак, а он единственный наследник хана. Полубой выбрался из воды, неловко поклонился в их сторону и прошел к выходу. Капли воды блестели на мускулистом теле, делая его еще более рельефным. Он встряхнулся, будто вылезший из воды пес, и широкими шагами проследовал в сторону замаскированного искусственной каменной глыбой входа в раздевалку. Карен проводила его пренебрежительным взглядом и, повернувшись к Сандерсу, отбросила шляпу и протянула ему руку.

Он помог ей подняться. Ну почти на людях: На ней был бордовый купальник, вокруг бедер повязан прозрачный газовый платок. Ахмет-Гирей ревниво покосился на Сандерса. Кожа у него была смуглая то ли от природы, то ли от загара. От плеча через грудь спускался тонкий выпуклый шрам. Дик улыбнулся ему, подхватил брошенный на песок бюстгальтер Карен, вошел в воду и незаметно передал ей.

Она что-то сказала в ответ, но как раз в этот момент Анжела с визгом попыталась затолкать Ахмет-Гирея в бассейн. В душевой Дик пустил холодную воду — от теплой в бассейне его охватила истома. Хотя, может, и не вода была тому причиной.

Он закрыл глаза и подставил лицо под ледяные струи, ощущая, как к нему возвращается бодрость. Да, такой женщины у него давно не было. Честно признаться, он опасался женщин с таким характером — он больше подошел бы мужчине, причем какому-нибудь военному.

Солдафону до мозга костей, который что думает, то и говорит и добивается поставленной цели, не считаясь ни с какими потерями. По служебной лестнице такие вояки не поднимаются выше полковника, но у подчиненных приобретают определенную симпатию.

Однако как она быстро все решила… глазки не строила, не кокетничала. И когда разделась, его прямо в жар бросило от желания. Такие женщины хороши как раз для случайной связи, долгие отношения с ними быстро утомляют — уж очень они любят командовать, и если поначалу приказ ложиться в постель воспринимается с энтузиазмом, то постепенно это утомляет.

Однако какая у нее шикарная фигура… Нет, не шикарная. Шикарность — это пышность, зрелость, у Эльжбет именно такая, а у нее как раз тело спортсменки. И такая форма груди, что так и хочется прикоснуться…. Горячее тело прижалось к спине Сандерса, тонкие руки легли на грудь, погладили, скользнули вниз по животу. Он почувствовал на шее горячее дыхание, не поворачиваясь, положил руки ей на бедра. Она и трусики успела снять…. Ее язык скользнул к нему в рот и заметался, то ускользая, то наступая, не давая передышки.

Он стиснул гибкое тело и ощутил, как ее острые ноготки впиваются в ягодицы, стремясь слиться с ним, стать одним целым. Она больше не просила сделать воду теплее — им и так было жарко…. Если уж нам предстоит общее дело, то давайте привыкать называть друг друга по именам. Остаток пути вам придется коротать в одиночестве. А ночью тем более. Я не особенно сопротивлялся — это не женщина, это ураган!

За ленчем Сандерс и Карен сидели вместе. Никакого переполоха в компании их сближение не вызвало. Лишь капитан Мерсерон неодобрительно поджал губы, когда Дик под руку с Карен появился в кают-кампании. Анжела мило улыбалась, поглядывая на них, Ахмет-Гирей, как всегда, сидел с непроницаемым лицом; Эльжбет и Паоло подняли бокалы, салютуя; Карл и Юджин смотрели так, словно их это не касалось. Стюарды теперь, прежде чем предложить вино, склонялись к Сандерсу, желая узнать его мнение.

Я уже высказал капитану Жилмару свое недовольство и предупредил, что подам рапорт по возвращении на Таир. Скомкав салфетку, он швырнул ее на стол. У меня еще остались связи во флоте, и я не…. А пока предоставьте мне делать то, на что я потратил всю жизнь.

Мерсерона разбудил вызов с мостика. Бормотание репродуктора связи, как всегда, вклинилось в сон мягко и ненавязчиво. Постепенно набирая децибелы, вызов звучал все громче. Он все еще надеялся, что ничего срочного в вызове не было — если бы возникла внештатная ситуация, напрямую угрожающая кораблю, баззер тревоги рявкнул бы так, что его снесло бы с постели. Через пять минут капитан был в рубке. Он еще на военном флоте привык к неожиданностям и знал — лучше появиться перед подчиненными с красными от недосыпа глазами и небритым, чем задержаться на лишние минуты.

Слишком много в космосе случайностей, которые невозможно предвидеть, и счет иногда идет даже не на секунды, а на мгновения и человеческие жизни. Второй помощник шагнул навстречу, вскидывая руку к фуражке. Мерсерон ввел на борту яхты обязательность доклада по всей форме. Пусть на каботажниках капитана называют как угодно, хоть по имени, хоть кличкой, дисциплина начинается с соблюдения субординации, а дисциплина — это святое!

Мерсерон считал данные с дисплея. Предполагай лучшее, но готовься к худшему — еще один опыт, вынесенный с военной службы, никогда не подводил Мерсерона. Он окинул экраны датчиков слежения за пространством внимательным взглядом.

Какое-то несоответствие привлекло его внимание. Вот здесь какая-то аномалия, поглощающая излучения сенсоров. Видимо, газовое или пылевое облако высокой плотности. Энергетическую установку на полную мощность, и чтобы через три минуты были готовы дать максимальную скорость. Пассажиров не беспокоить — не хватало мне паники на борту.

В рубке возникла суета, операторы забормотали, повторяя приказания и докладывая о готовности систем. Мерсерон встал перед экраном, заложив руки за спину. Помощник увидел, как ладони капитана сжимаются в кулаки — на экране возник смуглый офицер в форме военного флота. Лицо его было безмятежно. Слушаю вас, господин капитан первого ранга. Причем один идет, прикрываясь полем отражения. Вы знаете, кто у нас на борту? Безмятежность исчезла с лица капитан-лейтенанта, будто ее смахнули губкой, как неудачную формулу со школьной доски.

Если бы могли, я бы не стал вас беспокоить. Если величина будет больше отрицательной с семью нулями, я съем свою фуражку без соли, перца и соуса! Я буду постоянно на связи. Мы — гражданское судно, и даже пираты не нападают на гражданские корабли без предупреждения.

Кухня в каюте Карен была шикарная, хоть и маленькая. Сандерс нажал на кнопку, и запах молотого кофе ударил в ноздри, будоражащим ароматом растекся по кухне. Он подставил чашку прозрачного магдебургского фарфора, и черная густая жидкость заполнила ее, образовав изумительную нежно-бежевую пену. Он налил кофе во вторую чашку, поставил их на поднос и вернулся в спальню.

Конечно, это ошибка — подавать женщине кофе в постель, хотя после первой ночи, и какой ночи, можно и поступиться некоторыми принципами. Например — кофе по собственному рецепту, которым он не часто удостаивал своих партнерш.

Жаль, что Веру угостить не успел. Карен лежала на боку, смятая простыня едва прикрывала ноги, копна волос закрывала лицо, но он помнил, как оно склонялось к нему, и сквозь румянец проступала благодарность за блаженство; как сухие, лихорадочно горящие глаза пытались угадать желание; какой восторг охватил его самого, когда он понял, что они читают мысли друг друга, на эти сладкие и дикие мгновения сделавшись телепатами.

Длинный ворс ковра щекотал босые ступни, тело было легким, словно в невесомости, и он ощущал готовность продолжать игру, вот только чашки кофе не хватало для большей уверенности в себе. Сейчас он это поправит. Здесь, в твоей каюте, в этой постели. Мы будем жить долго и счастливо, регулярно, а может, и спонтанно, но в том, что это будет прекрасная жизнь, я уверен.

Ему показалось, что от покрытого ковром пола ногам передалась мелкая дрожь, он перевел взгляд на поднос с чашками кофе. Пенка разбежалась к краям чашек, и по поверхности жидкости пробежала рябь. Чашки звякнули на блюдцах.

Пока я не выпью кофе, ничего вам не обломится. Я неспешен, как набирающая ход волна, но когда я обрету силу — я смету все, и тогда…. Корабль тряхнуло, Сандерса повело в сторону, чашки заскользили по подносу.

Дик остановился, поднял взгляд к потолку, прислушиваясь, потом поставил поднос на прикроватный столик и кинулся собирать одежду, разбросанную по всей спальне. Палуба ушла из-под ног, и Сандерс повалился на постель, толкнув Карен. Кофейное пятно расплылось по простыне. Всем оставаться в каютах, экипажу занять места по боевой тревоге!

Место ученого — в гуще событий. В рубке на него поначалу не обратили внимания — каждый занимался своим делом: Шли бы вы в каюту, профессор. Или мне приказать, чтобы вас отвели? Не понимаю, почему их нет в вашей базе. Никогда не думал, что Регул сейчас рискнет пойти на это. Салюс — якобы свободный мир, и султанат всегда откажется от любых претензий.

Дик ухватился за спинку кресла, чтобы не упасть. Их защиту я не пробью. Внимание на пульте управления огнем: Экран остался темным, Мерсерон недоуменно приподнял бровь, но в эту минуту зазвучал голос, говоривший на стар-инглиш с сильным акцентом.

Сандерс попытался определить национальность говорившего — он явно раньше слышал этот акцент, с растянутыми гласными. Голос был мягкий, как прикосновение шелка к коже.

Он будто извинялся за то, что говорил неприятные вещи. Прекратите огонь и приготовьтесь принять абордажную группу. Мы не сделаем пассажирам и команде ничего плохого, не усугубляйте ваше положение бессмысленным сопротивлением.

Прекратите огонь, в противном случае я не могу гарантировать сохранность вашего корабля и экипажа. Наши орудия работали на половинной мощности. Даю вам три минуты. Мерсерон стукнул кулаком по подлокотнику.

На щеках заиграли желваки, слышно было, как он скрипнул зубами. Пусть выгребают корабельную кассу и побрякушки пассажиров. Слишком уж согласовано повреждение двигателей сопровождающего нас фрегата и нападение. Боюсь, их цель не деньги и не корабль, а кто-то, находящийся на борту яхты.

В рубке мигнул свет, половина экранов погасла. Капитан злобно выругался и переключил монитор на контроль повреждений. Сандерс не впервые участвовал в схватке кораблей, и всегда его угнетала собственная беспомощность. Все, что он мог делать, это следить по оставшимся экранам за тем, как неизвестный противник безнаказанно расстреливает яхту. По кораблю загрохотали, падая в пазы, переборки, разделяя яхту на герметичные отсеки.

Из личного оружия только всякая парадная муть типа кортиков и ручных скорчеров. В рубке воцарилась напряженная тишина. Сандерс тяжело опустился в свободное кресло. Если обшивку вскрыли, как это обычно делается, возле помещений команды, то пострадать она не должна. Так же, как и Полубой. Интересно, он понял, что происходит? Мерсерон поднялся, проверил, застегнуты ли пуговицы на кителе, поморщился, проведя рукой по подбородку, и повернулся к двери.

Сандерс ссутулился и прищурил глаза, пытаясь принять вид книжного червя, больше привыкшего находиться в институтской библиотеке, чем в рубке космического корабля.

Второй помощник встал позади капитана, вытянувшись, как на параде. Скосив глаза, Сандерс увидел, как дрожат его пальцы, прижатые к канту на форменных брюках. Операторы замерли на своих местах, первого помощника одолела нервная икота, он старался справиться с ней и от этого икал еще громче. Мерсерон брезгливо покосился на него.

Дверь рубки бесшумно уехала в стену, и в проеме возникли стволы двух плазмобоев. Петреску мучительно громко икнул.

Впрочем, для штатских крыс, каковых, вероятно, собирались встретить здесь пираты, покрытые окалиной раструбы плазмобоев должны были выглядеть более чем внушительно…. Спустя несколько мгновений плазмобои исчезли, и рубка заполнилась людьми в абордажных скафандрах с откинутыми за спину шлемами. Сноровисто выдергивая офицеров из кресел и слегка подкалывая в спину абордажными саблями, они построили команду вдоль стены.

Поводя плазмобоями, двое десантников замерли возле двери, впрочем, как заметил Сандерс, оружие было на предохранителях. Он по привычке оценил оснащенность и вооружение нападавших. У всех были широкие сабли, чуть изогнутые в верхней трети к спинке клинка. Блики полированного металла разбежались по рубке солнечными зайчиками.

Скафандры были старые — двойные, полужесткого типа, армированные титановой нитью. В Содружестве их не применяли уже более двадцати лет. Экзоскелетный скафандр был только на одном — плотном невысоком крепыше с иссиня-черными, коротко стриженными волосами. Его оружие было в ножнах, и Сандерс отметил необычно малую кривизну клинка по сравнению с абордажными саблями десантников.

Я заявляю решительный протест и…. За то, что вы осмелились сопротивляться, я мог бы выбросить вас в открытый космос, однако я отдаю должное вашей отваге и оставляю жизнь вам и вашему экипажу. После этого можете следовать своим курсом. А сейчас попрошу ответить на несколько вопросов. Капитан корабля редко посещает взятое на абордаж судно — мало ли что, а с конфискацией груза может справиться и командир абордажной группы.

Один из десантников, колдовавший над терминалом главного компьютера, обернулся к нему и сказал несколько слов. Хоть Сандерс и не знал этот язык, но что говорят на фарси, определить было несложно.

Собственно, он был готов к этому, когда опознал атакующие корабли. Пассажиры у вас достаточно известные личности. Насколько я знаю, вас сопровождал фрегат, капитан.

Так вот, чтобы у него не возникло желания преследовать нас, мы заберем одного-двух человек в качестве гарантии безопасности…. Он явно упивался властью над безоружными людьми и, наверное, в этот момент чувствовал себя чуть ли не Господом Богом: Их путешествие несколько затянется, вот и все.

В рубку вернулся Петреску с одним из провожатых. Десантник в ответ на вопросительный взгляд командира кивнул. Я попрошу вас проводить меня до шлюза, если вы не против. Людей сбили в кучу, заставив заложить руки за голову, и повели к корабельному шлюзу, куда пришвартовался один из десантных ботов.

В коридоре на пассажирской палубе Сандерс, старающийся держаться в середине группы, увидел сбитых в кучу пассажиров под охраной нескольких десантников с обнаженным оружием. Он встретился взглядом с Карен — она стояла, как и все, положив руки на затылок.

Дик едва заметно кивнул ей, пытаясь успокоить. Эльжбет жалась к Паоло, будто он мог помочь ей, Юджин и Карл, как обычно, держались рядом. Анжела Янсен и Ахмет-Гирей стояли немного в стороне от всех. Платье Анжелы было порвано, у Ахмет-Гирея была рассечена бровь и глаз стремительно заплывал опухолью.

Полубоя среди пленников не было. Каждый промышляет как может…. Ахмет-Гирей рванулся к нему. Двое десантников повисли на его плечах. Он закричал что-то на фарси, обращаясь к предводителю пиратов. Из всего услышанного Сандерс разобрал только имя — Юсуф. Мужчина что-то резко ответил, и тогда Ахмет-Гирей заговорил на стар-инглиш.

Он торопился, изо рта летела слюна, глаза сверкали бешенством, незаметный до сих пор акцент прорезался в его речи:. Его резко ударили в висок навершием сабли. Ноги Ахмет-Гирея подогнулись, и он повис на руках державших его десантников. Закричала Анжела Янсен, взвизгнула Эльжбет. На пассажиров и команду посыпались удары, тычки остриями клинков. Сандерсу досталось саблей плашмя вдоль спины, он зашипел от боли, стараясь казаться жалким и испуганным. Последнее было изобразить легко — выхода из создавшейся ситуации он не видел.

Или всех выбросят из шлюза, или расстреляют яхту из орудий. Офицеров и пассажиров согнали на верхнюю пассажирскую палубу, расставили парами и в окружении десантников погнали к выходному шлюзу. Мерсерон обернулся к Юсуфу:. Сандерс мысленно зааплодировал капитану — его и самого подмывало спросить, где Полубой.

Он видел впереди весь коридор пассажирской палубы. Все стилизованные под красное дерево двери были распахнуты, и лишь одна оставалась закрытой. Дверь их с мичманом каюты. Юсуф равнодушно пожал плечами:. Герметичная переборка одной каюты не поднялась после того, как мы наложили заплаты на пробоины, и давление пришло в норму. Следовательно, за ней космос, капитан. Если пассажир был там, а больше его нигде нет — команду мы заперли в ангаре, значит ему не повезло.

Сандерс с удовольствием присоединился бы к проклятию Мерсерона, если бы это помогло Полубою. Жаль мужика, он начинал нравиться Дику. Были в нем какая-то спокойная уверенность, основательность и надежность, как в тяжелом танке. Но он был русский! Скандал… Как я буду докладывать Вилкинсону? Похоже, если его логические выкладки верны, доложить он просто-напросто не сможет.

Хотя нет, Мерсерон, кажется, успел передать, что его атакуют. Пленники вытянулись по коридору по двое в ряд, сопровождаемые охраной. Сандерс оказался рядом со вторым помощником.

Мальчишка шел, сжав зубы, на скулах играл нездоровый румянец то ли от стыда, то ли от страха. Дик легонько толкнул его локтем. Парнишка, словно на прогулке в парке, повернул к нему голову и сказал чуть ли не во весь голос:.

Дик едва не застонал — ну что за идиот! Идущий рядом десантник с короткой черной бородкой тут же врезал парню кулаком по почкам. Он изогнулся, мучительно ловя ртом воздух. Сандерс почувствовал, как в груди закипает бешенство. Его охранник отвлекся, поправляя шлем на спине. Сандерс взял второго помощника под руку, придержал, соображая, как лучше вырубить бородатого — ударом в горло или в пах, насколько он помнил, у этого типа скафандров там было слабое место.

Что будет потом, ему стало все равно: Грохот и треск ломающегося дерева ошеломили всех: Закрытую дверь каюты будто прошили из плазмобоя — две неуловимо стремительные тени, отливающие серебром чешуи, врезались в десантников.

Скафандры двух из них мгновенно оказались порванными в клочья, вверх ударили фонтаны крови. Они еще падали, когда Сандерс от души врезал бородатому ребром ладони по горлу, швырнул вытаращившего глаза второго помощника на палубу и подхватил выпавшую из рук десантника саблю. Остатки двери, выбитые мощным ударом, вылетели в коридор, и среди десантников разъяренным гризли возник русский мичман….

Сверху облака были похожи на равнину, покрытую грязноватым подтаявшим снегом. Обычно облака поднимались выше, и тогда казалось, что можно выйти из окна и пройтись по ним, увязая, будто в сугробах. Однако ночью прошел дождь и испарения города, пропитанные выхлопами наземного транспорта, дымом от тысяч забегаловок, готовящих пищу на открытом огне, сточными водами и вонью нескольких миллионов человеческих существ, опустились, скрыв гравитационную сеть, протянутую между пятью башнями.

Из-за этих башен город и получил свое название. Они стояли по периметру, замыкая город в почти правильный пятиугольник. Почти, потому что Северная башня отстояла от центра чуть дальше остальных. Почему, никто не знал. Причуда архитектора, а может, ошибка строителей. Так или иначе, три башни — Западную, Восточную и Южную-2 — Уолш видел отчетливо, тогда как Северная казалась зыбким расплывчатым монстром, вылезающим из моря, от которого ее отделяло едва ли десять миль.

Даже в ясную погоду она пряталась в испарениях, и только на закате часть ее окон бросала сквозь дымку отраженные солнечные лучи.

Тогда она еще больше походила на чудовище, сверкающее глазами в наступающих сумерках. Даже подумать было страшно, каково сейчас там, внизу, на уровне моря. Уолш только два раза спускался в преисподнюю, которую по недоразумению называли городскими кварталами: После случая с секретаршей и натянули невидимую грависеть — уж очень повадились суицидники летать с башен. Уолш попытался посчитать, сколько будешь находиться в свободном полете, пока не размажешься по земле, сбился и плюнул.

Не очень-то и хотелось.

About : Инна