2 Окт, 2012

Толковый словарь живого великорусского языка (комплект из 4 книг) В. Даль

У нас вы можете скачать книгу Толковый словарь живого великорусского языка (комплект из 4 книг) В. Даль в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Все упомянутые выше типы печей были беструбными курными, как их называли впоследствии , так что дым шел прямо в избу. Этим и объясняется отсутствие потолка: Чтобы выпустить дым, открывали дверь и волоковое оконце, обычно находившееся на фронтоне избы.

Положение печи определяло всю внутреннюю планировку избы. Видимо, еще в начале рассматриваемого нами периода сложились те четыре основных варианта планировки, которые сохранялись потом в течение целого тысячелетия и были характерны для разных областей расселения восточных славян. Так, печь могла находиться справа или слева от входа, устьем к нему вариант 1 ; в одном из дальних от входа углов, устьем ко входу вариант 2 ; в дальнем углу, устьем к боковой от входа стене вариант 3 ; наконец, справа или слева от входа, устьем к противоположной входу стене вариант 4.

Древнейшей, по-видимому, была планировка по варианту 2. В дальнейшем большее распространение на Юге и Юго-Западе получил вариант 1, на Севере же и в центральных русских землях — вариант 4. Это объясняется прежде всего климатическими условиями: Раппопорт предполагает, что, возможно, такие жилища по происхождению не были славянскими. Судя по позднейшим этнографическим материалам, к положению печи приспособлялась вся планировка избы: Трудно сказать, имел ли этот угол и какое-то сакральное значение.

В рассматриваемый нами период там, вероятно, еще не было икон: Угол напротив печного устья, где женщины обычно стряпали и пряли, так и назывался позднее — бабий кут или середа. Такое значение он должен был иметь и в древности.

Наконец, четвертый угол предназначался для мужских работ. Вообще устойчивость функционального распределения частей избы неоднократно подчеркивалась этнографами наиболее полно см.: О меблировке древней избы почти ничего не известно, можно думать, что, как и позднее, в ней были, кроме стола, неподвижные лавки и подвижные скамьи, на которых сидели и спали.

Для спанья служили позднее также полати, располагавшиеся обычно рядом с печью, с боковой ее стороны. В зависимости от типа планировки они устраивались высоко, над дверью на Севере , или низко такие полати у украинцев в XIX в. В тех редких случаях, когда печь ставилась в середине избы, планировка должна была быть иной, но вопрос этот ни археологами, ни этнографами пока не разработан Борисевич, , с.

Таков в общих чертах интерьер древнейшего русского деревенского и городского жилища, восстанавливаемый нами со значительной долей гипотетичности. Украшения в курной избе вряд ли имели смысл, поскольку вся верхняя часть избы была обычно покрыта копотью. Можно думать лишь, что какие-то эстетические элементы например, резные детали были в самой мебели, в опечке, в ограждении полатей Борисевич, , с.

Украшением могла служить также нарядная посуда — керамическая, деревянная, или реже Металлическая. Она представляла собой в плане неправильный четырехугольник площадью немногим более 10 м2.

Стены были обмазаны глиной и обожжены; при расчистке удалось установить, что обмазка неоднократно подновлялась. Примерно пятую часть избы занимала глинобитная печь, расположенная справа от входа, устьем ко входу, на оставленном при рытье ямы глиняном основании; под образовали черепки битой посуды, свод был глинобитный, на деревянном каркасе. В рухнувшей печи так и остался горшок с пшенной кашей. В углу, влево от двери, стояла кадь с мукой. Стол помещался в дальнем углу, к западу от печи; он был неподвижен: В центре избы стоял кувшин с кусками янтаря, тут же лежали камни для шлифовки янтаря; в углу на полу стояли четырнадцать небольших горшочков с красками.

Хроме остатков посуды, платья, обуви, скромных украшений, в избе найден целый набор деревообделочных инструментов — топор, сверло, скобель, ложечник и бруски для их точки Каргер, , с.

Находки в достаточной мере характеризуют занятие хозяина. Это был мастер-художник широкого профиля: О женских занятиях хозяйки говорит находка шиферного пряслица. Тогда пряли все женщины — крестьянки и горожанки. Почти квадратная изба площадью немного меньше 16 м2 была срублена из добротных сосновых бревен диаметром 16 — 20 см. Значительную часть ее занимала глинобитная печь, стоявшая слева от входа, на деревянных столбах. Снаружи к избе примыкала своеобразная постройка из вертикально вбитых тонких жердей, служившая одновременно сенями и мастерской.

В ней была вырыта яма — зольник глубиной 60 — 70 см , где от шкуры отделялась шерсть. Видимо, где-то неподалеку был и дубильный чан: Здесь очищали шкуры, дубили кожу, кроили, и шили обувь и другие кожаные изделия Рабинович, , с. Археологическими раскопками открыты городские дома, имеющие не одну, а две или несколько жилых комнат Археология СССР, с. Как предполагают исследователи, это были дома зажиточных горожан Раппопорт, , с. Определить более точно социальное положение владельца дома по большей части невозможно поскольку археологическая наука не разработала еще критериев, которые позволили бы различать, например, дома купцов и феодалов.

Лишь в редких случаях, на которых мы еще остановимся, это возможно сделать по находкам особенно характерных вещей или берестяных грамот. Можно лишь выделить дома более состоятельных ремесленников. Это были большие дома, шириной как обычные, но большей длины до 7 — 8 м , разделенные перегородкой на две примерно равные части. Печь имелась только в одной из комнат.

Это, по-видимому, начальная стадия усложнения жилища — простое деление его. Прослеживаются и пути дальнейшего развития дома в многокомнатный: Но лучше выделяются двухкамерные и многокамерные дома в срубном наземном жилище.

Раппопорт справедливо предполагает, что и в районах, где большинство или даже все однокамерные дома были полуземлянками, люди побогаче строили себе срубные наземные дома Раппопорт, , с. Сама конструкция срубного дома обычно четко обозначает и его камерность, что не всегда можно заметить в жилище полуземляночном.

Древнейшие пятистенки X в. Пятая стена в большинстве случаев делила дом не ровно пополам, а на две неравные части, причем печь стояла обычно в большей, а вход был через меньшую Раппопорт, , с. Мы не будем здесь останавливаться на проблеме развития русского городского жилища в целом, которое, на наш взгляд, не может быть представлено просто как постепенное увеличение числа помещений одно — два — три.

Этот важный вопрос удобнее решать на более поздних материалах,, сохранивших древние названия частей жилища. Отметим лишь, что трехкамерные срубные наземные дома в рассматриваемый период были редки. Они известны в основном по новгородским раскопкам. Но дома феодальной знати были в ту пору уже многокомнатными.

Древнейшая русская летопись упоминает в составе боярских и княжеских дворцов, кроме избы или истопки, также палаты видимо, приемные помещения , терем, сени, ложницу или одрину — спальню, медушу — нечто вроде винного погреба ПВЛ I, 24, 40, 74; ПСРЛ I, 8, ; II, , Некоторые из этих названий говорят и о высотности дома. Так, сени в то время не прихожая, как мы привыкли думать, а парадная терраса, расположенная на втором этаже. Обычно сени поддерживались столбами и снабжались красивыми деревянными решетками.

Именно о таких сенях поется в старинной песне: Понятно, что именно с высокого места выпускает молодая женщина сокола, чтобы тот летел на родимую сторонку. Древнейшая летопись содержит повествование о некоем варяге-христианине, жившем в Киеве в конце X в. Варяг, конечно, не выдал сына. Он же стояше на сенях с сыном своим Из этих кратких строк видно, что высокий дом стоял в глубине двора, окруженного забором, который нападающие проломили, что сени, где стояли хозяева, видимо, подпирали столбы, которые были подсечены.

Миниатюра Радзивилловской летописи изображает двухэтажное здание с опирающейся на столбы террасой, перекрытой арками рис. Это и есть сени, на которых стоят варяги. Внизу люди подсекают столбы топорами. Спегальский предполагает, что сени были отдельной постройкой Спегальский, , с. Но другой летописный текст говорит, что сени тесно примыкали к дворцу, и лестница снизу на сени вела и во внутренние помещения дворца. Ведь под лестницей сеней своего дворца был в г.

Они спустились в медушу выпить для храбрости, потом ворвались в ложницу, где безоружный князь оказал им такое сопротивление, что они бежали, унося замертво одного из своих. Князь тем временем, пытаясь спастись, спустился с лестницы под сени. В этом драматическом повествовании княжеский дворец предстает как здание, по крайней мере, в два этажа, стоящее внутри укрепленного, охраняемого двора. Интересно, что лестница, ведущая на сени, не наружная, как было принято делать в домах до конца XVII в.

Сени находились на втором этаже; в этом парадном помещении было много разного добра, по-видимому, драгоценной утвари и украшений Воронин, , с.

Где-то недалеко от сеней была и княжеская спальня, а погреб медуша помещался либо в первом цокольном этаже, либо в подвале. К сожалению, от великолепного ансамбля дворца Андрея Боголюбского, построенного в — гг. Ворониным часть его представляет собой фактически только дворцовую церковь, переходы к ней и две башни-терема, увенчанные шатровыми кровлями. Воронин предполагает, что и несохранившиеся помещения в том числе сени и ложница также были каменными.

Однако нельзя исключить и возможности сочетания каменных и деревянных помещений. Последние предпочитали для жилья еще и в XIX в. Мы помним, что Соловей Будимирович построил для князя не только сени, но и терема. Терем, по-видимому, был непременной частью дворца феодала. Он завершал ансамбль, составляя его третий или второй этаж, и шатровая по большей части кровля терема была видна издалека. Впрочем, терем и в самом деле мог быть покрыт, например, медными листами, дававшими иллюзию золота.

На миниатюре Радзивилловской летописи, иллюстрирующей первое мщение княгини Ольги древлянам г. Герем тоже с шатровой кровлей и тоже на каком-то арочном основании Рис. Кроме высокого двух-трехэтажного основного здания дворца с сенями, теремом, разного рода наветами и кровельками, на дворе крупного феодала были, конечно, и хозяйственные постройки клети, поварни, конюшни и.. У князей на дворе стояла и Церковь. Это был как бы небольшой городок внутри города, окруженный крепким частоколом, у князей — валом и рвом, а то и каменной стеной.

Нужно отметить, что среди дворовых строений южнорусских городов, скорее всего, не было бани. Мылись феодалы и их приближенные, как и все население лесостепной полосы, в домашней печи. Ансамбль княжеского дворца, обычно расположенного на высоком месте в центре, играл большую роль в создании архитектурного облика города. Венцом такой архитектуры в рассматриваемый нами период был упомянутый уже белокаменный замок Андрея Боголюбского — один из лучших образцов владимирского зодчества, близкий и к господствовавшему тогда в Европе романскому стилю.

Исследователи все же полагают, что большинство из них были двухэтажными. Некоторые из киевских каменных дворцовых помещений определяют как гридницы — залы для парадных приемов и размещения дружинников — гридей Липец, , с. Судя по находкам берестяных грамот и вещевому материалу, она принадлежала зажиточному горожанину — художнику авторы публикации предполагают, что это был Олисей Петрович Гречин — живописец, принимавший участие в росписи знаменитой церкви Спаса в Нередице под Новгородом.

Она была построена целиком из добротных бревен диаметром 20 — 26 см и состояла из пяти построек, окруженных частоколом. Главной из них был жилой дом-пятистенок, площадью около 63 м2 , выходивший торцом на Черницыну улицу, от которой его отделял частокол забора. Это был высокий дом на подклете; вход через сени вел в малое помещение пятистенка, где стояла большая глинобитная печь на срубном подпечье.

В большем, обращенном к улице помещении пятистенка печи не было. К нему примыкала небольшая столбовая постройка — сарай, в котором хранилось много охры. Жилой комплекс, таким образом, включал и производственные помещения.

У торца, противоположного улице, примыкая к сеням пятистенка, стояло небольшое здание, опиравшееся на мощные деревянные столбы, — как предполагают исследователи, терем, который должен был быть несколько выше основного дома и крыт лемехом, тогда как все остальные постройки имели двухскатные тесовые кровли.

К крыльцу терема от ворот усадьбы, выходивших на Пробойную улицу, вела мостовая, как бы делившая двор на две части: По другую сторону мостовой, напротив терема, стоял относительно небольшой почти квадратный площадью 31,3 м2 сруб, пол подклета которого был наполовину деревянный, наполовину — кирпичный.

Сопоставляя размер плинфы с применявшимися в строительстве церквей XII в. По их мнению, в доме должна была быть и печь, но следов ее не сохранилось. Рядом с этим зданием, ближе к воротам, располагалось еще два строения — маленький 3,8X3,5 м сруб, уцелевший еще от строительства первой половины XII в.

На основании этих данных Г. Борисевичем сделана реконструкция строений двора Олисея Гречина, дающая некоторое представление об усадьбе зажиточного новгородца Рис. Как уже сказано, возникнув в сельской среде, города поначалу имели тот же тип жилища, что я села в данной местности. В дальнейшем в городе, как и в деревне, возобладал второй тип жилища — наземные срубные дома.

Может быть, темп его распространения в городах был несколько выше, чем в деревнях. Однако конструкция и планировка жилищ рядовых горожан были такими же, как в крестьянских жилищах. Думается, что специфика городского дома и даже двора не могла создаться сразу. Ведь рядовым горожанам на протяжении нескольких веков не были чужды и сельскохозяйственные занятия, включая хлебопашество, и двор горожанина включал поэтому, например, такие сельскохозяйственные постройки, как овин и гумно.

Все же попытаемся проследить возникновение специфических черт городского жилища. Первую из них отмечает П. Раппопорт на той же странице: Мы не согласимся с ним только в том, что это не повлияло на развитие плановой структуры дома и в особенности двора.

Дело не только в наличии специальных печей для плавки металлов, для обжига керамики и т. Добавим от себя, что это могли быть и другие производственные сооружения например, зольники и чаны для выделки кож. Но дело этим не ограничивалось. На московском материале мы показали, что занятия ремеслами вели к созданию пристроек к дому сначала более легкой конструкции, например столбовых к срубному дому. Да и во внутренней планировке самой избы место ремесленных занятий обозначается, как мы видели, достаточно четко.

Дальнейшее развитие городского жилища связано, по нашему мнению, с теми процессами, которые протекают в городе: Часть ремесленников, чья продукция находит лучший сбыт, становится зажиточной и может себе позволить строить более обширные дома. Не так ли появляются уже с X в. Археологически известны случаи, когда можно с достаточной определенностью выявить ремесленные занятия хозяина пятистенка Рабинович, , с. С появлением зажиточных горожан, принадлежавших к разным социальным категориям, связано, на наш взгляд, и дальнейшее Усложнение жилища — трехкамерный и многокомнатный дома, а также повышение этажности — от домов на подклете к двух- и трехэтажным жилым домам.

Последнее характерно для жилищ горожан, принадлежавших к господствующим классам. Недаром пока все археологические находки домов усложненного плана и дворцовых зданий относятся только к городам Раппопорт, , с. Теоретически возможны еще открытия подобных домов и в сельских поселениях. В частности, развитие феодальных отношений знаменуется, как известно, возникновением укрепленных замков — резиденций феодалов, позднее известных под названиями сельцо, большой двор, но археологически они исследованы слабо особенно IX — XIII вв.

Однако, даже если бы на этих памятниках и были обнаружены многокомнатные дома, это мало повлияло бы на наш вывод. Ведь и в XVIII — XIX и даже в XX столетии в помещичьих имениях были дома, резко отличавшиеся от крестьянских, со всеми доступными в данный период удобствами и зачастую с немалыми архитектурными достоинствами.

Но никто не относит их к сельской архитектуре, поскольку чаше всего это — произведения зодчих-профессионалов, испытавших чрезвычайно большое влияние города. Итак, включение в усадьбу-двор производственных сооружений, использование избы для ремесленных работ, увеличение камерности и этажности дома, особенности домостроительства, связанные с углублением социальных различий, — вот основные черты развития городского жилища.

Здесь сказалась многолетняя направленность археологических работ преимущественно на исследование памятников более ранних. Имеется и ряд публикаций, на которые мы будем ссылаться. Русские летописи освещают в основном политические события и содержат довольно мало сведений о народном жилище. Тем важнее эти косвенные упоминания, проливающие свет на состав усадьбы и устройство жилища различных классов. Гораздо больше материала дают акты, в особенности частные акты духовные грамоты — завещания, купчие, меновные.

В них можно найти довольно подробные описания дворов и домов с перечислением основных построек, иногда даже с указанием их материала и конструкции. Пожалуй, еще беднее источники изобразительные. Достоверные изображения поселений и жилищ этого периода встречены лишь на нескольких иконах на которые будут даны ссылки в соответствующих местах , Радзивилловская Кенигсбергская летопись, как и Тверской список хроники Георгия Амартола, хотя и иллюстрирована в рассматриваемый нами период, но текст ее посвящен событиям гораздо более ранним, а иллюстрации в ряде случаев перерисованы с каких-то более древних оригиналов Подобедова, К тому же условный характер изображений зданий весьма затрудняет использование их для Реконструкции.

С большим успехом эти рисунки использовались Для восстановления деталей построек например, заборов, ворот и т. В настоящем разделе вводятся некоторые уточнения. Городской двор в центральных и южных землях можно представлять похожим на сохранившуюся до наших дней в южновеликорусских и североукраинских селениях застройку с жилым домом, стоящим несколько поодаль от улицы за забором , с хозяйственными постройками, рассредоточенными по усадьбе и не связанными непосредственно с домом.

На севере Руси, в Старой Ладоге и Белоозере, дома с примыкавшими к ним, по всей вероятности крытыми, хозяйственными дворами существовали еще в домонгольское время.

В Белоозере такая постройка с глаголеобразным двором была возведена не ранее XII в. В Новгороде встречены сени-хлев столбовой конструкции, соединявшиеся с домом; в Москве в одной усадьбе XV в. Однако у большинства московских усадеб хозяйственные постройки с домом не были связаны. В городах значительные участки земли принадлежали крупным феодалам-боярам и монастырям, которые не использовали их целиком под свой собственный двор, но устраивали слободы, заселяя свои земли ремесленным и торговым людом.

Двор самого феодала занимал все же большую площадь. Его окружал крепкий и высокий частокол — тын. Массивные ворота шириной, по-видимому, несколько больше 2 м вели во двор — обычно широкий, замощенный плахами и дранью. Боярский двор включал обычно несколько жилых домов, в одном из которых жил сам хозяин, а в остальных — зависимые от него люди или арендаторы, которым владелец сдавал часть помещений. Иначе трудно объяснить, почему в крупных усадьбах, несомненно принадлежавших феодалам, оказываются дома и мастерские ремесленников.

Впоследствии писцовые книги зачастую прямо указывают, что боярин в своем дворе не живет, а поселил дворников — своих людей или ремесленников. Последние могли быть зависимыми от хозяина или же посадскими людьми. Крупная усадьба середины XIII в.

У феодала была челядь — мужчины и женщины, которых нужно было разместить. Конюшни, хлева, следовательно, были в усадьбе необходимы. Пропитание боярина и его дворни должно было обеспечиваться, продуктами, которые в большинстве привозили как натуральный оброк из многочисленных деревень.

Для хранения всей этой снеди нужны были погреба. Погреба могли быть устроены под домом, но были и отдельно стоящие погреба. Еще в х годах XIV в. Во дворе были и добротные амбары для хранения разного рода запасов, а также бани, у крупных феодалов — иногда и своя домашняя церковь. Почти каждый двор имел огород и фруктовый сад. Археологическими раскопками пока не вскрыто ни одной усадьбы, которую можно было бы бесспорно определить как. Возможно, что богатые купеческие дворы по характеру своему приближались к усадьбам феодалов, имели множество жилых и хозяйственных построек.

Большинство участков в городах было по-прежнему занято ремесленниками. Дворы ремесленников имели гораздо меньшие размеры, меньшее число построек и обязательно — производственные сооружения. Жилой дом нередко служил и мастерской. На дворе были и другие производственные помещения и хозяйственные постройки — хлев, конюшня, баня. Запасы и готовую продукцию хранили в погребе и сарае. На Великую улицу выходил большой жилой дом-пятистенок, к которому примыкал с двух сторон частокол.

Во дворе, позади дома, находились небольшая плавильная печь-домница, хозяйственная постройка по-видимому, хлев и колодец Рабинович, , с. Хозяин занимался добыванием железа из руды и литьем бронзовых украшений. Работал он на дворе возле горна и в доме. Другая усадьба, относящаяся к середине XV в. Она тоже была окружена частоколом; здесь открыты остатки жилого дома, погреба и рядом с погребом — остатки углубленного в землю рабочего помещения под навесом Рабинович, , с.

Внутренняя планировка дворов зависела от многих обстоятельств. В усадьбе феодала господский дом находился в глубине двора, а на улицу выходили глухие стены хозяйственных построек, тын ограды и ворота. Такая планировка подсказывалась замкнутым характером хозяйства феодала; она обнаружена как в археологически изученных усадьбах XVI в.

В ней можно видеть корки традиционного плана застройки дворянских владений. Для дворов ремесленников, купцов и приказных по мере развития рыночных отношений становилось все более типичным положение жилого дома в ближайшем к улице ряду построек. Раскопки в Новгороде показали, что от этого, в общем, верного положения, имеются отклонения.

Среди исследованных раскопками усадеб обнаружено владение бояр Жабиных, многие из которых были знаменитыми новгородскими посадниками. Единственный на этой территории каменный боярский дом как раз выходил на улицу Колчин, , с. При выборе положения жилого дома имели значение и многие случайные обстоятельства, о которых мы сейчас можем лишь догадываться.

Так, в мастерской литейщика естественно было домницу поместить во дворе, в мастерской сапожника нахождение дома в глубине двора не мешало мастеру принимать заказчиков, так как его рабочее помещение по крайней мере летом было у самых ворот, под навесом.

Говоря о планировке усадеб, нужно отметить еще одну деталь: Так, между двумя московскими усадьбами, сгоревшими при пожаре г. С обеих сторон в этот проход выходили сплошные частоколы заборов.

Очевидно, и ремесленники имели небольшие огороды и фруктовые деревья, как об этом сообщают некоторые источники. Однако усадьбы ремесленников были более связаны и с соседскими усадьбами, и с городским рынком по всему укладу жизни своих владельцев. По-видимому, не случайно, что именно в Новгороде с его чрезвычайно развитыми торговыми отношениями и боярский дом в XV в. Можно думать, что в восстанавливавшихся после монголо-татарского разорения городах строились в основном такие дома. Если во второй половине XIII в.

Жилой дом рубился из добротных обычно сосновых или еловых бревен и имел подклет высотой на юге чаще всего в несколько венцов, а на севере выше но не более 1,5 м , служивший также для хранения продуктов и имущества.

На подклете располагалась жилая комната с печью. В эту комнату поднимались обычно по наружной лестнице на несколько ступеней. Не все даже северные русские дома имели подклет. Иногда пол избы располагался ниже, почти на самой земле.

В этих случаях избу утепляли, ставя ее на земляную подсыпку и приваливая к стенам снаружи землю. При сооружении сруба в нижнем его венце устраивали дополнительную конструкцию, выпуская за его пределы как бы еще один бревенчатый сруб; эти наружные бревна удерживали подсыпку Спегальский, , с.

Чаще земля, присыпанная к стенам снаружи, удерживалась досками современная завалинка. Высокие крыши домов крыли тесом или, как показали раскопки в Новгороде и Москве, дубовой дранью лемехом.

В Новгороде преобладали, по-видимому, дома на подклете; в Москве были и такие дома, и избы с завалинкой; в Переяславле открыты дома без подклета с деревянным полом. Некоторые постройки опирались на своеобразный фундамент из горизонтально положенных обрезков бревен. Основой дома рядового горожанина по-прежнему являлась рубленная из бревен, примерно квадратная клеть, образовывавшая нередко единственную жилую комнату от 3,5X3,5 до 6X6 м.

Дальнейшее развитие жилого дома шло по линии увеличения числа помещений. Большую давность имеют, как уже сказано, цельнорубленные двухкамерные срубы, в которых капитальная бревенчатая пятая стена разделяла дом на две части. Функциональное назначение этих частей жилища зажиточных горожан до сих пор точно не выяснено. Засурцев, исследовавший их в Новгороде, высказал мнение, что большая камера, где обычно находят остатки печи, — изба в собственном смысле слова истобка , а меньшая, где печь не прослеживается, — сени.

Спегальский выдвинул иную гипотезу: Нам представляется, что в этом споре Ю. Однако спорно и безоговорочное определение неотапливаемого помещения как сеней. Размеры избы и светлицы были в этом случае примерно одинаковы Рабинович, , с. В других поселениях трехкамерные постройки редки, но все же встречаются. В частности, трехкамерное жилище открыто в г.

Орешке Гуссаковский, , с. Видимо, жилища, состоящие из двух комнат или жилой комнаты и кладовой — клети , соединенных сенями, распространились широко в русских городах и деревнях только в XVI — XVII вв. В южнорусских жилищах мог быть и плотно утрамбованный земляной пол. В богатых городских домах потолок делали из брусьев или плах, опиравшихся на стену и центральную балку — матицу.

По некоторым данным, над потолком насыпали землю для сохранения тепла. Окна в домах с курной печью делали маленькие, волоковые, а в бедных домах и вовсе обходились без окон, экономя тепло Спегальский, , с. В комнатах, где печь была с трубой или где жили только летом, можно было делать и косящатые окна современного типа. Массивные рамы этих окон закрывали пузырем, слюдой, изредка стеклом, во дворцах даже цветным.

Это была роскошь, доступная только очень богатым людям. Но и стекла того времени, не говоря уже о слюде или пузыре, пропускали только свет и не позволяли ничего видеть на улице. Даже и в богатых домах, где печь была с трубой, а в окнах — слюда или стекло, большую часть суток нужно было пользоваться искусственным светом.

Для освещения служила чаще всего лучина, пучки которой вставляли в специально откованные фигурные светцы. Такие светцы, приспособленные для вбивания в стену, часто находят при раскопках.

Иногда употребляли масляные светильники — небольшие плошки с загнутыми вверх краями с кольцеобразной ручкой. В эти плошки, очевидно, опускали фитиль.

Люди побогаче могли позволить себе такую роскошь, как сальные, а то и восковые свечи. Сохранившиеся металлические и глиняные подсвечники позволяют установить, что толщина свечей сильно колебалась от 1 до 5 см в диаметре. Печь, служившая рядовому горожанину как для отопления, так и для приготовления пищи, помещалась по-прежнему обычно в одном из углов. Но в жилище начала XIV в. Болгар, глинобитная печь стояла у противоположной входу стены, примерно по середине ее Ефимова, Хованская, Калинин, Смирнов, , с.

Подавляющее большинство печей были глинобитными, сводчатыми, с плоским подом; в начале рассматриваемого периода встречаются изредка каменки, а в конце его — кирпичные печи. Печь ставилась на опечке, который чаще всего представлял четыре реже — три или два вертикально врытых в землю столба, и не была конструктивно связана со срубом избы. В избах ремесленников печь не имела трубы и дым выходил прямо в комнату, а оттуда — через дверь или окно на улицу.

Могли быть и дымники, известные по поздним этнографическим материалам см.: Вход в избу был через порог: Дверь делали из толстых пластин дерева, соединенных деревянными брусьями или фигурной железной планкой — жиковиной; вставляли дверь в обойму дверного проема на деревянных или железных шпеньках, а иногда и навешивали На железных петлях.

Положение входной двери и печи по-прежнему определяло всю внутреннюю планировку избы. Пол в хозяйственных постройках делали земляной или из неоструганных а иногда и неошкуренных тонких бревен и жердей. В погребах из таких бревен нередко устраивали накат поверх подземной части погреба, которая имела обычно земляной пол.

Иногда самый сруб погреба делали не из цельных бревен, а из расколотых на несколько частей. Выброшенную при рытье ямы землю присыпали снаружи к стенкам и на крышу погреба, как прежде устраивали полуземлянку. Встречаются и совсем маленькие погреба в виде врытой в землю бочки, выдолбленной целиком из большого пня Рабинович, , с. В зажиточных усадьбах погреб, если он стоял отдельно от дома, имел нередко еще напогребицу, служившую для хранения различного имущества.

Бани были во многих севернорусских дворах. Их строили также из бревен, но иногда на постройку бань шли отходы от других строений. Так, в Москве, в Зарядье, была открыта баня, сгоревшая при большом пожаре г. Ее венцы срублены из бревен неравной толщины, уже бывших ранее в какой-то другой постройке; пол устроен из тонких неотесанных жердей, неплотно прилегавших друг к другу для лучшего стока воды, как в современных деревенских банях. Такими жердями была выстлана земля перед срубом возможно, над ними был навес ; это можно объяснить известным обычаем выходить во время паренья из бани на свежий воздух.

Баня была невелика 3,60x3,80 м. Большую часть ее занимала глинобитная печь. Найденный возле бани обгорелый деревянный желоб позволяет предположить наличие водоотводных приспособлений, соединяющихся с каким-либо из более крупных водостоков. В бане были, по всей вероятности, как и в более поздние времена, жбаны с водой, деревянные ушаты и ковши.

Наружный забор, окружавший усадьбу, представлял частокол из бревен диаметром 15 — 20 см ; но были и менее мощные заборы, отделявшие друг от друга отдельные участки усадьбы. Так, часто появлялась необходимость отделить чистый, передний двор от хозяйственного двора, защитить огород и сад от домашней птицы и т. При раскопках открыты и такие внутренние заборы различных конструкций.

Это были маленькие частоколы из вертикально вбитых тонких жердей, горизонтальные плетни обычного типа, заборы из горизонтальных слег, опирающихся на стойки, какие встречаются и в современной деревне. В заборах имелись калитки и ворота. Часть дощатой калитки встречена при раскопках в Новгороде. От ворот обычно сохраняются только остатки верей — толстых вертикальных столбов, на которые навешивали ворота.

Самих полотнищ ворот пока не найдено, но находки толстых гвоздей с большими орнаментированными шляпками позволяют предположить, что ворота украшали такими гвоздями, вбитыми узором. Вереи зачастую богато украшались резьбой. Найденные в Новгороде великолепные резные колонны могли быть как опорой сеней, так и вереями. Над воротами обязательно делали легкую кровлю Засурцев, , с. Хоромы обычно строили теперь в три этажа: Они включали множество комнат, находившихся в разных этажах и служивших как для личного обихода, так и для парадных приемов, пиров и увеселений.

В личном пользовании феодала находилось обычно несколько комнат, из которых главной была по-прежнему теплая изба. Из парадных помещений известна горница. Таких горниц и повалуш в княжеском дворце, по-видимому, было несколько, так как упомянутая в г.

Неоднократно упомянутые в источниках повалуши представляли, по-видимому, как и позже, высокие башнеобразные постройки в несколько этажей. В повалу-шах могли помещаться и парадные, украшенные росписью горницы. Эта постройка была аналогична более раннему терему. Летописец, повествуя о восстании в Твери против татарского баскака Чолхана в г.

Князь же Александр зажьже сени отца своего и двор весь, и загоре Шолкан и со прочими татары Во дворцах упоминаются и пиршественные залы с дубовыми столами в летнее время столы могли стоять и на сенях , и личные комнаты ложни-Ца — спальня князя, особые сени княгини, где она сидела со своей свитой ПКБ, с.

По-прежнему дворец увенчивался богато украшенным теремом. Когда в г. Терем этот, наверное, был довольно обширным, так как княгиня поместилась в нем со всей свитой. Иногда в источниках упоминаются светлицы — как видно из самого названия, специальные светлые помещения, предназначенные для женских тонких работ: Забелин полагал, что светлица в отличие от других помещений, имевших окна только на одной стене, располагалась так, чтобы окна были в трех, а то и в четырех стенах Забелин, , с.

Нижний этаж богатых хором — подклет — большей частью служил, как и в домах простонародья, для разных хозяйственных нужд. Вероятно, там не было помещений для приготовления пищи, которые вообще ставили отдельно от барских хором, чтобы уменьшить опасность пожара, хотя и это плохо помогало при тогдашней тесной застройке.

Летопись под г. В Новгороде, должно быть из тех же соображений, архиепископ Евфимий построил себе в г. Дворцовые помещения воздвигали по мере надобности в разные сроки, поэтому дворцы русской знати, как и повсюду в то время — в Европе и на Востоке, не были построены по какому-то единому, заранее продуманному плану. Пожалуй, больше всего таких зданий известно в Великом Новгороде.

Один каменный дом, открытый раскопками А. Арциховского, несомненно, принадлежал новгородскому посаднику Юрию Онцифоровичу Жабину. Он был построен в начале XV в. От дома сохранился мощный фундамент, заложенный на глубину почти 4 м. По остаткам здания о нем можно судить лишь в общих чертах. Каменная палата имела большую по тем временам площадь более 70 м2 — x7,5 м. Она стояла на высоком нежилом каменном подклете, разгороженном каменной перегородкой на две части. В нем, вероятно, хранилось какое-то ценное имущество Засурцев, , с.

К дому примыкало крыльцо, покоившееся на толстых деревянных столбах. Через него можно было попасть и в подклет и в жилой второй этаж, вдоль которого шли деревянные сени, шириной около 3 м , также опиравшиеся на столбы. Возможно, что дом имел еще и третий этаж. На этой же усадьбе был построен примерно в е годы XV в. Другое каменное здание, которое исследователи считают принадлежащим потомкам наместника Двинской земли Феликса, было расположено на Торговой стороне Новгорода, на Ильинской улице, неподалеку от церкви Спаса на Ильине.

Этот дом был во многом похож на дом Юрия Онцифоровича, лишь несколько превосходя его по площади 10,4X8,2 м , но имел не деревянное, а каменное крыльцо Засурцев, , с.

Его построили также в начале XV в. Наконец, на Готском дворе в Новгороде в XV в. Каменные палаты в середине XV в. Так, в г. В Москве лишь через восемь лет, в г. Это была, однако, не жилая, а трапезная палата. Позднее упоминаются каменные палаты купца Тарокана у Фроловских ворот Московского Кремля.

Представление о характере каменных палат в деревянных дворцах дают сохранившиеся до наших дней каменные части дворцов конца XV в. Угличский дворец и Грановитая палата Московского дворца. Каменные здания строили также на подклетах, и основные помещения находились, таким образом, на уровне остальных Дворцовых построек, с которыми соединялись площадками или переходами. Нижние этажи-подклеты этих каменных зданий также использовали для хозяйственных целей, а сами палаты, по всей вероятности, были залами для парадных приемов, как это достоверно известно о Грановитой палате.

Для жилья долгое время предпочитали более здоровые деревянные помещения. При строительстве каменных палат использовался солидный опыт сооружения каменных церквей, оборонительных стен и башен конструкция фундаментов, техника кладки и пр. Строили одни и те же мастера. Для постройки в XV в. Брали обычно тот его сорт, который имелся поблизости: В Москве со второй половины XV в. Они выражались как в сложных фигурных формах кровли и даже позолоте теремов, так и в орнаментации карнизов, фризов, резьбе по дереву и камню, а возможно, и в устройстве резных колонн на сенях и крыльцах.

На крыше были и дымовые трубы с фигурными резными дымарями Забелин, , с. Резьбой украшали также ворота. Внутренние помещения, в особенности парадные, богато убирали. Как именно выглядело это убранство, в точности пока неизвестно. Вероятно, уже в то время в богатых домах печи имели трубы и окна были в основном косящатые, со слюдяными оконницами. О том, как выглядело такое стекло, можно судить по находке в Новгороде в слое второй половины XIV в. Судя по более поздним материалам, любили и витражи более ярких цветов, создававшие иллюзию освещения солнцем даже в пасмурный день.

Внутренние помещения дворцов знати были достаточно освещены и естественным и искусственным светом, чтобы возникла потребность в их специальном украшении. Кирпичная печь с трубой тоже очень рано должна была стать не только источником тепла, но и важным элементом украшения интерьера. Народный обычай белить печи и расписывать их различными узорами и рисунками на разные сюжеты, по-видимому, весьма древний.

Среди них были древние иконы и произведения, принадлежавшие кисти лучших современных художников. Убранство внутренних покоев дополняла массивная разная мебель — столы, лавки, коники.

При раскопках в Новгороде найдены резные дверцы шкафов, хотя шкафы, если судить по материалам западноевропейских городов, появляются несколько позже. В парадных приемных залах стояли также специальные поставцы с драгоценной посудой. Различия в устройстве жилищ богатых и бедных горожан все углублялись по мере развития товарно-денежных отношений. Двор и дворовые постройки. Однако этот недостаток с лихвой компенсируется, во-первых, обилием письменных известий, во-вторых, — наличием хотя и немногих относительно изображений и остатков подлинных строений того времени.

Что же до убранства интерьеров, то в распоряжении исследователя имеется вполне достаточное количество реалий, хранящихся в наших музеях. В данных, купчих, закладных, духовных, рядных, судных грамотах, а иногда и в переписных книгах содержатся описания дворов, домов и отдельных помещений.

Полнота этих описаний бывает различна: Наконец, в некоторых актах например, в наказах воеводам содержатся косвенные данные о характере жилища данной местности. Мы постараемся в дальнейшем дать читателю более или менее полное представление о каждой группе актов, приводя наиболее характерные их тексты. Однако, чтобы не перегружать изложения цитатами, многие аналогичные источники — в подлиннике или в изложении — помещаются в приложении I.

Для настоящего очерка использовано более трех тысяч всевозможных актов. В них с большей или меньшей степенью полноты описано усадеб городских и сельских , в том числе по европейской части России — городских и сельских и в Сибири — 78 39 городских и 29 сельских. Материалы по Енисейскому уезду Сибири, разработанные В. Александровым Александров, , и все сведения о сельских жилищах привлекались нами лишь как сравнительные.

Из городских усадеб Европейской России 96 принадлежали рядовым посадским людям, а 63 — феодалам, купцам и иным богатым людям. Из деревенских усадеб феодалам принадлежало всего 8, а остальные — крестьянам. Крестьянские дворы в более или менее значительном количестве описаны хотя и не всегда полно в Тверском , Кромском , Елецком 31 , Воронежском 6 , а в Сибири в Енисейском 29 уездах.

Всего по европейской части России мы располагаем сведениями о жилищах в 56 городах. Географически они в силу самого характера источников распределены неравномерно. Все же и при таком состоянии исследования письменных источников они дают возможность представить себе в основных чертах русское городское жилище на обширной территории от Архангельска до Курска и Воронежа, где проходил в те времена рубеж Русского государства, от Изборска на его западной границе до Урала и Сибири.

Сведения их будут для нас основными. Впрочем, и археологический, добытый при раскопках, материал не отсутствует вовсе. Правда, они сохранились лишь там, где культурный слой достаточно влажен и хорошо консервирует. К сожалению, внимание к этим относительно поздним для археологов материалам далеко не соответствовало значению, которое остатки построек XVI — XVII вв.

Юг России в этом плане остается пока неизученным. И если разного рода акты прежде всего Духовные и купчие грамоты, а также некоторые переписные книги содержат достаточно полное перечисление построек, входивших в состав городской усадьбы различных социальных слоев, если в довольно многих случаях можно проследить размеры и материал построек и даже их частей, то вопросы конструкции построек по крайней мере, их оснований приходится освещать в основном по археологическим данным.

Но к этому времени относятся и более реалистические изображения. В первую очередь это древние планы — рисунки городов. Эти планы-рисунки не очень четки, совсем немасштабны, зато позволяют судить не только о планировке квартала, но и о внешнем виде зданий, сооружений, даже об архитектурном ансамбле древнего города.

Такие планы появляются впервые в х годах XVI в. Клепиков, ; Рыбаков, Многие из них выполнены в старинной манере и сочетают элементы плана-рисунка с обмерным чертежом, на котором указаны размеры участков и построек Ламанский, В то же время приезжими иностранцами выполнено множество рисунков русских городов и сельских поселений назовем, в частности, рисунки из альбома австрийского посла Мейерберга.

В заключение нужно заметить, что вся совокупность источников если и не позволяет пока точно картографировать интересующие нас явления, то все же дает общее представление об их пространственном размещении. Костомаров не разделял городского и деревенского жилища, северных и южных областей.

Много материалов по народному преимущественно городскому жилищу содержится и в работах И. Впрочем, последняя работа посвящена больше проблемам собственно архитектурным.

Очевидная недостаточность материалов привела в дальнейшем исследователей к детальному изучению отдельных видов источников и отдельных областей.

Наиболее важной из дореволюционных работ представляется статья Н. В ней рассматриваются в основном центр и север Европейской России — бывшая Тверская земля, отчасти Вологодская, на юге — лишь отдельные пункты. В отличие от своих предшественников Н. Д- Чечулин уделил главное внимание сельскому жилищу. Эта линия исследования получила дальнейшее развитие в работах советских ученых: Громова — общий очерк Громов, а ; А.

Шенникова — по средней и южной части Европейской России Шенников, ; пожалуй, наиболее важная — И. Маковецкого — по Русскому Северу и Верхнему Поволжью Маковецкий, ; несколько больше материалов о городском жилище в книге В. Александрова — по Енисейскому краю Александров, Более узкой теме — технике строительства — посвящена работа М.

Приступая к его рассмотрению, мы постараемся ввести в научный оборот и новые материалы, не использованные нашими предшественниками. Значительное увеличение числа белокаменных, а потом и кирпичных зданий не могло по существу изменить общей картины: Из дерева рубились постройки, возводились заборы, мосты, набережные, настилались мостовые. Каменные палаты были теперь не только в крупных городах — встречались иногда и в деревне.

Да и у тех обычно каменные постройки сочетались с деревянными. Из камня и кирпича возводили сначала лишь парадные помещения, о которых уже была речь выше. Но характерной чертой богатой русской усадьбы было очень тесное сочетание деревянных и каменных построек. Даже во дворце московских царей, построенном в начале XVI в.

А хозяйственные помещения, например поварни, стоявшие отдельно, были деревянными сплошь Бартенев, Боярская усадьба если и имела один небольшой каменный дом, то остальные постройки были рублеными. Часто даже и эта каменная палата не представляла собой отдельного здания, а была как бы встроена в деревянный Дом.

Археологические и архитектурные исследования в Москве, Пскове, Великом Новгороде дают именно такую картину Спегальский, ; Рабинович, Еще в XVI в.

Это свидетельство человека, приехавшего из страны каменных замков, особенно ценно. Это были царские терема, хоромы других крупных светских и духовных феодалов и богатых купцов.

И в самом конце столетия посетивший Москву И. В связи с развитием каменного строительства расширяются разработки естественного камня и производство кирпича. В частности, усиливается эксплуатация знаменитых Мячковских каменоломен, из которых брали камень еще в XIV в. Сохранились рядные записи XVII в. Развивается, хотя и в небольших масштабах, производство кровельной черепицы и отделочных материалов — изразцов, плитки, даже керамических печных труб Рабинович, , с.

Наши источники зафиксировали некоторые зональные различия материала для возведения стен и кровель деревянных построек. Лесная зона Европейской России, как уже говорилось, давала наилучший строительный материал — прямые и ровные сосновые и еловые бревна.

Вероятно, в подзоне хвойных лесов при отсутствии конкретных указаний на породу леса можно предполагать применение сосны или ели. На это указывают материалы археологические. В Москве преобладали сосновые, но встречались и дубовые жилые срубы, а в хозяйственных и оборонительных сооружениях дуб применялся чаще Рабинович, , с. Авторы не выделяют жилых и хозяйственных построек, так что нельзя заключить, какую породу леса предпочитали в Витебске для тех или других. На кровлю шли тес тесницы , дрань драницы , лемех из сосны или дуба.

В Москве лишь однажды были найдены остатки соломенной кровли хозяйственной постройки. Следует думать, что в центре и на юге Европейской России, в лесостепной зоне, а в пределах лесной зоны в подзоне широколиственных и даже елово-широколиственных лесов рядовое сельское и городское население не могло обеспечить себя нужным строительным материалом.

На это указывают и письменные источники, сведения которых, впрочем, довольно отрывочны. Так, на севере, в лесной зоне, в Олонце в г. В Великих Луках в г. В Новгороде Великом, где, как мы говорили, по археологическим данным, р строительстве преобладали сосна и ель, порода дерева, например, в актах г. И в более позднее время о материале говорится лишь в тех случаях, когда речь идет о каменной кладке. В Шуе смета г. Впрочем, в богатых лесом местностях, а у зажиточных людей и южнее применяли, по-видимому, для разных частей постройки разные, наиболее подходящие породы дерева.

Так, и в жилом доме нижние венцы сруба для большей крепости иногда делали дубовыми, для основной части стен шла сосна, для косяков — ель, для сеней, лестниц, чердаков — осина, для кровельного лемеха и частей, украшавшихся резьбой, а также для лавок и потолков — липа, для оград — еловые колья и жерди Маковецкий, , с. А вот в областях более южных зачастую специально оговаривали породу дерева, из которого возведена или должна быть возведена постройка.

Коломенский воевода в г. Так же обстояло дело в г. В Воронеже дважды — в и гг. Все постройки на ней из соснового леса, крыты дранью. Там же здания таможни г. Луб или лубье — это тонкая дранка Рорре, , s. По-видимому, это тоже дранка, но особого сорта. В Острогожске в г. В Курске в г. Крыты большинство построек лубьем, но как раз изба крыта соломой. Севске впоследствии Орловской губ.

Для сравнения отметим, что в сельской местности даже во дворе, принадлежавшем в XVI в. Борисовское Боголюбовского стана , могла быть плетеная конюшня и вокруг двора плетень. Ближе к Москве, на Дмитровской дороге, на р.

Уче в г. Между тем значительно южнее, в Воронежском уезде, в г. В настоящее время вокруг Воронежа — лесостепь, прерываемая значительными массивами широколиственных лесов, но лет триста назад здесь были леса, и в частности, по-видимому, значительные острова сосны, недаром еще Петр I решил строить флот в Воронеже, очевидно рассчитывая и на мачтовый лес. В центральной части, где близко подходит подзона широколиственных лесов, наряду с сосной и елью применяли дуб, но в основном для хозяйственных реже для жилых построек; кровля господствовала драночная, но встречалась особенно на хозяйственных постройках и соломенная.

Заборы — по-прежнему частокол, но уже попадаются и пластины, и замет о конструкции его речь будет ниже , и даже плетень. Конструкция срубных строений в основном по-прежнему была с выступающими концами бревен — в обло реже — в крюк , но для хозяйственных построек с XVI в.

Такое крепление углов неоднократно прослежено при раскопках в Москве, причем московские плотники освоили и самый сложный вариант этого крепления — в лапу с зубом Рабинович, , с. Сруб покоился, как и в предыдущий период, непосредственно на земле или на невысоких подпорках — естественных камнях на севере , деревянных столбах. Подпорки эти, в частности столбы, не обязательно ставились под самый угол, чаще — на некотором расстоянии от него. Отмечены и случаи, когда сруб подпирала вымостка из плах Засурцев, , с.

Не приводят в этих случаях и сокращение [Б. К имени наименованию издателя может быть в квадратных скобках добавлено пояснение его функции, если эти сведения можно выяснить. В качестве даты издания приводят год публикации документа, являющегося объектом описания. Год указывают арабскими цифрами, ему предшествует запятая. Если дата указана в источнике информации по летосчислению, отличному от общепринятого григорианского календаря , ее так и приводят, а затем в квадратных скобках указывают год в современном летосчислении.

Если в источнике информации не указана дата публикации, приводят предполагаемую дату издания с соответствующими пояснениями, если это необходимо. В области приводят сведения о количестве физических единиц арабскими цифрами и специфическое обозначение материала. Сведения о виде материала приводят на языке библиографирующего учреждения. Сведения об объеме приводят теми цифрами римскими или арабскими , которые использованы в объекте описания.

При необходимости в круглых скобках может быть указано время воспроизведения, количество кадров и т. В качестве других физических характеристик объекта описания могут быть приведены сведения об иллюстрациях, о материале, из которого изготовлен объект описания и т.

Область примечания в целом факультативна, однако при составлении описания некоторых объектов отдельные примечания являются обязательными, например примечание об источнике основного заглавия, о системных требованиях при описании электронных ресурсов, сведения о депонировании при описании депонированной научной работы и др. Текст примечания не регламентируется. Если многотомный документ не имеет отдельно сформулированного общего заглавия, а заглавие каждого тома состоит из постоянной и изменяющейся части, то в качестве основного заглавия приводят постоянную часть.

В сведениях, относящихся к заглавию, приводят данные о количестве томов, которое предусмотрено при создании документа. В области выходных данных приводят годы публикации первого и последнего томов, соединенные знаком тире, или один год, если все тома опубликованы в течение одного года, например:. Во втором случае область заглавия и сведений об ответственности заполняется частным заглавием тома без указания его номера, а общее заглавие многотомника с указанием количества томов и номера данного тома дается в области серии — в конце описания.

Общее заглавие отделяют от зависимого точкой, обозначение и или номер подсерии, если они предшествуют зависимому заглавию, — запятой. Общее заглавие указывают в области серии, то есть в самом конце описания в круглых скобках, например:. Если основное заглавие включает дату или нумерацию, которая меняется в разных выпусках, то эту часть заглавия опускают и заменяют многоточием, например:. В зависимости от способа нумерации сериального документа запись в области может начинаться с номера цифровое и или буквенное обозначение или с года хронологическое обозначение.

При цифровой и или буквенной нумерации приводят обозначение и номер выпуска. Если также указан год опубликования выпуска, его приводят в круглых скобках. Годы публикации первого и последнего номера опускают, если они совпадают с годами, приведенными в области выходных данных. При хронологической нумерации приводят год, затем номер. Год и номер обозначают арабскими цифрами. Если в документе представлено как цифровое, так и хронологическое обозначения, то цифровое обозначение приводят перед хронологическим.

При перерывах в нумерации, а также при ее возобновлении приводят оба ряда нумерации. Между ними ставят точку с запятой. При составлении описания на документ в целом, если он продолжает публиковаться, приводят год издания первого номера и тире, после которого оставляют интервал в 4 пробела.

При составлении описания на документ, прекративший существование, приводят годы издания первого и последнего номеров, соединенные тире. При этом допускается точку и тире между областями библиографического описания заменять точкой, то есть например, эти записи равноправны:. При описании фрагмента документа, не имеющего заглавия, основное заглавие этого фрагмента может быть сформулировано на основе анализа документа и приведено в квадратных скобках.

Если сведения об ответственности составной части документа совпадают с заголовком библиографической записи, то они могут быть опущены, т. При таком описании, как правило, опускают сведения об издателе и распространителе. Однако в случае необходимости для идентификации документов с одинаковыми заглавиями, выпущенных разными издателями сведения об издателе и распространителе могут быть приведены. Если документ, в котором помещена составная часть, является периодическим журнал или газета , место его публикации не приводят, за исключением случаев, когда это необходимо для идентификации документа.

Если составная часть опубликована на ненумерованных страницах, их номера заключают в квадратные скобки. Страницы указывают арабскими или римскими цифрами, в зависимости от того, какая нумерация приведена в документе.

Если нумераций несколько, их отделяют друг от друга запятой. Номера страниц, на которых размещен описываемый документ, можно опустить, если количество страниц в издании прежде всего, в газете 8 и менее страниц. Чемпионы раз в 36 лет? Если составная часть помещена в двух и более томах выпусках, номерах многотомного или сериального документа, то сведения о ее местоположении в каждом из томов выпусков, номеров отделяют точкой с запятой.

Если составная часть помещена в томе, выпуске собрания сочинений, избранных сочинений и т. Библиографический справочник высших чинов Добровольческой армии и Вооруженных сил Юга России: Электронных ресурсов ГОСТ 7. На эти ресурсы существует специальный стандарт — ГОСТ 7. Библиографическое описание электронных ресурсов. Все такого рода данные считаются опубликованными.

На практике для рефератов, курсовых, дипломов и диссертаций интернет-ресурсы достаточно описать, например, так:.

Варварские нашествия на Западную Европу [Текст]: Сухов ; М-во образования Рос. Справочник домашнего врача [Текст]. Андреев ; Ин-т экономики города. Состояние и перспективы развития статистики печати Российской Федерации [Текст]: Художественная энциклопедия зарубежного классического искусства [Электронный ресурс].

Толковый словарь живого великорусского языка Владимира Даля [Электронный ресурс]: Oxford interactive encyclopedia [Электронный ресурс]. The Learning Company, Исследовано в России [Электронный ресурс]: Доступен также на дискетах. А Езда по-европейски [Текст]: Стандарт распространяется на библиографические ссылки, используемые в любых опубликованных и неопубликованных документах на любых носителях. Если объектов ссылки несколько, то их объединяют в одну комплексную библиографическую ссылку.

Ссылки, включенные в комплексную ссылку, отделяют друг от друга точкой с запятой с пробелами до и после этого знака. Несколько объектов в одной ссылке располагают в алфавитном или хронологическом порядке, либо по принципу единой графической основы — кириллической, латинской и т.

В отличие от описания источника в списке литературе, в ссылках допускается предписанный знак точку и тире, разделяющий области библиографического описания, заменять точкой, а квадратные скобки для сведений, заимствованных не из самого источника информации, опускать. В области физической характеристики в ссылке указывают либо общий объем документа то есть общее количество страниц , либо сведения о местоположении объекта ссылки в документе.

Заголовок записи в ссылке может содержать имена одного, двух или трех авторов документа. Имена авторов, указанные в заголовке, не повторяют в сведениях об ответственности. Если текст цитируется не по первоисточнику, а по другому документу, то в начале ссылки приводят слова: Для связи подстрочных библиографических ссылок с текстом документа используют знак сноски; для связи затекстовых библиографических ссылок с текстом документа используют знак выноски или отсылку, которые приводят в виде цифр порядковых номеров , букв, звездочек и других знаков.

Отсылки в тексте документа заключают в квадратные скобки. При необходимости отсылки могут содержать определенные идентифицирующие сведения: Внутритекстовая библиографическая ссылка - располагается прямо в тексте и заключается в круглые скобки.

Она может содержать то есть не обязательно все элементы, которые должны быть в описании источника в списке литературы. Информационная безопасность и защита информации: Ин-т новой экономики, Подстрочная библиографическая ссылка - оформляется как примечание, вынесенное из текста документа вниз страницы.

Она может содержать то есть не обязательно все элементы, которые должны быть в описании источника в списке литературы:. Допускается, при наличии в тексте библиографических сведений о составной части, в подстрочной ссылке указывать только сведения об идентифицирующем документе:. Для записей на интернет-ресурсы допускается при наличии в тексте сведений, идентифицирующих электронный ресурс удаленного доступа, в подстрочной ссылке указывать только его электронный адрес — URL Uniform Resource Locator:.

При нумерации подстрочных библиографических ссылок применяют единообразный порядок для всего данного документа: Затекстовая библиографическая ссылка — это номер источника в списке ссылок. Совокупность затекстовых ссылок оформляется как перечень библиографических записей, помещенный после текста документа или его составной части. При этом совокупность затекстовых библиографических ссылок не является библиографическим списком списком литературы , как правило, также помещаемыми после текста документа и имеющими самостоятельное значение.

Ссылка в указанной совокупности затекстовых ссылок может содержать то есть не обязательно все элементы, которые должны быть в описании источника в списке литературы. При нумерации затекстовых ссылок используется сплошная нумерация для всего документа в целом или для отдельных глав, разделов, частей и т.

Для связи с текстом документа порядковый номер библиографической записи в затекстовой ссылке указывают в знаке выноски, который набирают в верхнем регистре, или в отсылке, которую приводят в квадратных скобках в строку с текстом документа. Общий список справочников по терминологии, охватывающий время не позднее середины ХХ века, дает работа библиографа И. Если ссылку приводят на конкретный фрагмент текста документа, в отсылке указывают порядковый номер и страницы, на которых помещен объект ссылки.

Сведения разделяют запятой, например:. При отсутствии нумерации записей в затекстовой ссылке то есть когда список ссылок не нумеруется , в отсылке указывают сведения, позволяющие идентифицировать объект ссылки.

Если ссылку приводят на документ, созданный одним, двумя или тремя авторами, в отсылке указывают фамилии авторов, если на документ, созданный четырьмя и более авторами, а также, если авторы не указаны, — в отсылке указывают название документа; при необходимости сведения дополняют указанием года издания и страниц.

Сведения в отсылке разделяют запятой, например:. В тексте Так как в тексте встречаются также отсылки на другую книгу М. Бахтина, изданную в г. В отсылке допускается сокращать длинные заглавия, обозначая опускаемые слова многоточием с пробелом до и после этого предписанного знака, например:. Если отсылка содержит сведения о нескольких затекстовых ссылках, группы сведений разделяют знаком точка с запятой, например:.

Повторную ссылку на один и тот же документ группу документов или его часть приводят в сокращенной форме при условии, что все необходимые для идентификации и поиска этого документа библиографические сведения указаны в первичной ссылке на него. Выбранный прием сокращения библиографических сведений используется единообразно для данного документа. В повторной ссылке указывают элементы, позволяющие идентифицировать документ, а также элементы, отличающиеся от сведений в первичной ссылке.

Экономические и финансовые риски: Если первичная и повторная ссылки на сериальный документ следуют одна за другой, в повторной ссылке указывают основное заглавие документа и отличающиеся от данных в первичной ссылке сведения о годе, месяце, числе, страницах. Сведения приводят в следующей последовательности: Например, для затекстовой ссылки:. Развитие металлопроизводства в эпоху раннего металла энеолит — поздний бронзовый век [Электронный ресурс]: Федерации от 14 июля г.

Документ опубликован не был. Дата включает в себя день, месяц и год, например, для затекстовой ссылки:. Новосибирск, [ - ]. После электронного адреса в круглых скобках приводят сведения о дате обращения к электронному сетевому ресурсу: Скажите, можно ли напечать данный документ, для ознакомления с ним студентов?

Если да, то на каких условиях? Вот только с литературой вопросик. У студентки специфическая, творческая тема, базировавшаяся на знаниях, приобретаемых с детства, переданных ее учителями и наработанных на собственном опыте. Естественно, знания приобретались и на основе прочитанного за эти годы, увиденного. Из х страниц работы ни одна не была переписана у другого автора, нигде не использовались цитаты в них нет потребности.

Даже иллюстрации были сделаны ее рукой. Но список литературы, согласно требованиям, пришлось составлять. При этом совершенно не понятно, какую фразу из работы приписать знаменитому автору, чтоб сделать на него ссылку. Работа защищена на отлично, но зачем же такой формализм, почему не предвидится, что работа может быть абсолютно независимой, самостоятельной? Почему предвидится лишь переписывание и анализ чужих книг и признание такой деятельности великим трудом? Мне нужно оформить ГОСТ в списке литературы.

Тут я не нашла примера как это сделать. Международная стандартная нумерация книг [Текст]. А как быть если сейчас уже требуется оформление по ГОСТ ?! У вас очень подробная хорошая информация,но мне требуется уже ГОСТ !

У меня вопрос по теме, но не по этой статье. Почему в некоторых учебниках после точки, стоящей после цифры рубрикации, пишут со строчной буквы? Это же прямое нарушение правил русской орфографии года? Пример из книги Николай Владимирович Адамчик. После римских цифр ставится точка, а первое слово пишется с прописной буквы; 2. По-моему, это просто безграмотность. Или такие нормы в русском языке есть?

Ответы на вопросы получила. Николай, про безграмотность, моё мнение. При оформлении подобного списка чаще всего ставят не 1. Точка появляется только в конце последнего пункта. Возможно, в вашем примере просто маркировка идёт в виде цифр с точкой, а текст пишется как положено.

Правильнее было бы обойтись без нумерации, но тут уж как написали, так написали. Ещё, даже в моём тексте есть сокращения и после них ни о каких заглавных буквах речи не идёт. Это закреплено правилами и никто не спорит. Ну и так далее. Важные сообщения , Документы , Предметы , Студентис. Общие требования к оформлению работы реферата, курсовой, диплома. Общие требования к оформлению работы. Рисунок 2 — Структура фирмы Точка в конце названия не ставится.

Допускается выполнение формул и уравнений рукописным способом черными чернилами. Нумерация страниц приложений и основного текста должна быть сквозная. Структура списка литературы Государственного стандарта по оформлению списка литературы нет, но существует общепринятая практика. Исходя из этого можно считать устоявшимся правилом следующий порядок расположения источников: Нормативные акты располагаются в следующем порядке: Федеральные законы следует записывать в формате: Общие требования к описанию источников в списке литературы.

Что ставить сначала — имя автора и или название документа Оформление заголовка библиографической записи регламентируется ГОСТ 7. Имя автора приводят в форме, получившей наибольшую известность. Декабристы в Сибири [Текст] Книга иконных образцов [Изоматериал] Государства Европы [Карты] Библейские сюжеты [Электронный ресурс] Если произведение размещено на нескольких носителях, относящихся к разным категориям материалов, приводят общее обозначение материала, принятого за основной объект описания.

Интернет-учебник Музыка Вены [Ноты]: Рим — Милан — Венеция — Флоренция: Международная стандартная нумерация книг [Текст]: Их записывают после сведений об издании, и им предшествует косая черта пробел, косая черта, пробел, например: Инфра-М При наличии нескольких групп сведений, включающих место издания и относящееся к нему издательство, их указывают последовательно и отделяют друг от друга точкой с запятой пробел, точка с запятой, пробел.

Русские писатели 20 века [Текст]: В области выходных данных приводят годы публикации первого и последнего томов, соединенные знаком тире, или один год, если все тома опубликованы в течение одного года, например: Отдельный том многотомника можно оформить двумя способами: Известия Российской академии наук. Серия геологическая Труды исторического факультета МГУ.

Серия 4, Библиографии Вестник Ивановского государственного университета. Комитет экспертов ВОЗ по лекарственной зависимости … — Серия технических докладов ВОЗ Если основное заглавие включает дату или нумерацию, которая меняется в разных выпусках, то эту часть заглавия опускают и заменяют многоточием, например: Обзор важнейших нормативных актов за … Область нумерации содержит сведения, включающие: Даты приводят в следующем порядке: МФТИ, При составлении описания на документ, прекративший существование, приводят годы издания первого и последнего номеров, соединенные тире.

При этом допускается точку и тире между областями библиографического описания заменять точкой, то есть например, эти записи равноправны: Севастополя] Если сведения об ответственности составной части документа совпадают с заголовком библиографической записи, то они могут быть опущены, т. Гуманизация научного познания [Текст]: Схема описания электронного ресурса: На практике для рефератов, курсовых, дипломов и диссертаций интернет-ресурсы достаточно описать, например, так: Примеры библиографических описаний Однотомные издания Семенов, В.

Многотомные издания Документ в целом: Отдельный том Казьмин, В.

About : Галя